Версия для слабовидящих
Размер шрифта:
A A A
Цветовая схема:
Ц Ц Ц
Обычная версия сайта

СМИ о нас

Сергей Мигицко: «Я бы хотел, чтобы Городничий вызывал сочувствие»

09.01.20
Автор: Евгений Тенетов
Фото: Любовь Смирнова
Источник: https://openarh.ru/intervju-nomera/sergej-migicko-br-ja-by-hotel-chtoby-gorodnichij-br-vyzyval-sochu...

Петербургский театр им. Ленсовета привез в Архангельск два знаменитых спектакля: Юрия Бутусова «Город. Женитьба. Гоголь» и «Без вины виноватые» в постановке Олега Левакова. Пока актеры репетировали на сцене театра драмы им. М. В. Ломоносова, мы «сообразили на троих». Евгений Тенетов и директор театра драмы Сергей Самодов поговорили с великолепным актером и очень душевным собеседником, артистом Сергеем Мигицко об Одессе, Гоголе и о том, откуда берутся актеры.

Тенетов: Сергей Григорьевич, вы успели посмотреть Архангельск?

Мигицко: Я здесь не в первый раз. Архангельск — город на воде. Река — это главная достопримечательность и ценность города. Это сразу понимаешь. Конечно, сейчас холодно и как следует погулять не удалось, но вчера мы выходили на берег Северной Двины. Активный лед идет! Красота! Я из Одессы, это тоже город на воде, и мне эта стихия близка с детства.

Тенетов: Вот как раз про детство… Откуда берутся актеры? Как человек рождается актером?

Мигицко: Все с детства. Нужно, чтобы ребенок любил все, что связано с искусством: музыку, песни, танцы. Любил баловаться и не стеснялся это показывать. Чем больше, тем лучше. Я прошел школьную самодеятельность, народный театр. У нас в школе была хорошая самодеятельность. Преподавательница русского языка и литературы Юлия Моисеевна очень любила с детьми ставить отрывки, а иногда и большие пьесы. Она умела зажигать огонек.

Тенетов: Одесса напитала Вас творчеством?

Мигицко: Вне всяких сомнений. В Одессе целая плеяда артистов появилась: Стоянов, Карцев, Ильченко, Жванецкий. Я уж не говорю про Утесова! Одесса очень много дала талантливых людей нашей стране, да и миру. В Одессе была непередаваемая живая атмосфера, во всех дворах пели под гитару, накрывали столы, бесконечно талантливо шутили.

Тенетов: Насколько я знаю, у вас отец офицер. Военные обычно люди строгие, для них профессия артиста немного несерьезна.

Мигицко: Как сказать… Мой отец и дед — оба фронтовики. Отец меня видел военным. Потом он принял мой выбор, ему было очень приятно, что у меня что-то получается.

Тенетов: После роли Хлестакова?

Мигицко: Ну да, наверное. Хлестаков ему очень понравился. Ему приятно было, что его сын — известный артист.

Самодов: Ваши дочери пошли по Вашим стопам. Насколько Вы поддерживали их решение?

Мигицко: Я даже и не знаю. Они выбор делали сами. В частности, старшая дочь — Катя — училась во французской школе, она замечательно знает язык, может быть, я мечтал видеть ее дипломатом… Но она выбор сделала сама. Очень серьезно готовилась: поехала в Москву, поступила в Щукинское училище, а потом поступила служить в «Ленком». Младшая — Аня — очень долго делала выбор. Потом все-таки тоже сделала выбор в пользу театра.

Тенетов: Отслеживаете их деятельность? Ходите на спектакли?

Мигицко: Конечно! Аня в ТЮЗе им. Брянцева в Петербурге. Конечно, я смотрю её спектакли. Там очень хороший театр и коллектив.

Самодов: Сейчас пришла новость, что театру «Ленком» присвоено имя Марка Захарова. Тут же сразу появились разговоры: почему бы театру им. Ленсовета не присвоить имя Игоря Владимирова? Как бы вы отнеслись к такой инициативе?

Мигицко: Я бы отнесся очень хорошо. Игорь Петрович Владимиров очень много вложил сил, таланта и энергии в наш театр. Он был настоящий мастер-режиссер. Я ему очень благодарен.

кп.jpg
Самодов: Вы учились у него на курсе, но при этом вы же не сразу попали в «Ленсовет»? Почему?

Мигицко: У меня были кое-какие дисциплинарные нарушения. Это было очень давно и неинтересно (смеются). Игорь Петрович меня очень многому научил. Мы звали его батька, для нас он был как отец. Сразу он меня в театр не взял, сначала полгода я работал в Малом драматическом театре, сыграл там спектакль. Меня очень сильно тянуло обратно. Я даже ушел в армию, а потом я вернулся в театр Ленсовета. И с осени 1975 я работаю в театре имени Ленсовета.

Тенетов: Как получилось, что вы сразу попали в кино к такому популярному режиссеру как Гайдай?

Мигицко: Леонид Иович меня не знал, директор фильма Эдуард Волков меня ему представил. Я очень серьезно пробовался, конкурировал с очень известными актерами, но вот выбор пал на меня. Для меня это огромное счастье — встретиться с Леонидом Гайдаем на площадке. Помимо всего того что я попал на эту роль, я попал в компанию таких замечательных артистов! Было у кого учиться и на что смотреть.

Самодов: А что опыт в кино дает артисту, который потом выступает на сцене?

Мигицко: Это, конечно, разные истории. Но, наверное, прибавляется уверенность. Ты нужен, с тобой считаются, тебя уважают. Уверенность дает обилие работы. Когда работы много, и она разная, когда ты чувствуешь, что тебе доверяют, и появляется сценическая уверенность.

Тенетов: Какие Ваши любимые роли?

Мигицко: Самые сложные: Хлестаков у Гайдая и Андерсен у Рязанова.

Самодов: И на Андерсена вас ведь не сразу взяли?

Мигицко: Было 11 или 12 пробных дней. Я проиграл с разными партнерами, проиграл весь сценарий от начала до конца (смеются). Я не знал, когда закончатся пробы, потому что Эльдар Рязанов не останавливал пробы. Он был очень сильным и ярким человеком, должен был быть убежден, что это тот самый Андерсен. Но эта роль — мечта. За неё стоило бороться.

Тенетов: А из театральных ролей какие запомнились?

Мигицко: Мы говорили о «Ревизоре». У меня есть мостик от Хлестакова к городничему. Не знаю, где вы найдете того, кто играл и Хлестакова, и городничего. Это очень разные типажи. Я люблю своего Хлестакова из кино и очень люблю своего городничего из -спектакля. Вообще, у Гоголя очень много загадок во всех произведениях. На многие мы так и не ответили, еще предстоит.
тьбт.jpg
Тенетов: Когда вы над ролью гоголевской работаете, вы какую-то современную ассоциацию проигрываете? С нынешним временем проводите параллели?

Мигицко: Конечно. Я, вообще, стараюсь вспоминать живых знакомых людей, похожих на этих персонажей. У нас был спектакль «Самодуры». Потом ко мне подходили несколько друзей и говорили: «Ну ты прямо с меня играл!» (Смеются) Всегда же хочется, чтобы твой герой был живым, а не картонным. Кстати, Вы спросили меня о любимых ролях зря, потому что я люблю все свои роли. Это тайна — прикоснуться к роли. Какой она получится, как к ней подступиться? В плохом человеке нужно найти хорошее, а в хорошем — плохое и так далее. После «Ревизора» ко мне подходили люди и говорили, что им жалко городничего.

Самодов: То есть в вашей интерпретации городничий именно такой? Вызывающий сочувствие?

Мигицко: Я предлагаю свою версию. И Плюшкина я бы хотел, чтобы было жалко.

Самодов: Мы с Вами говорим преимущественно о классических произведениях. А есть ли, на Ваш взгляд, авторы и произведения, которые могут в будущем стать классикой?

Мигицко: Не знаю. Например, Вампилов.

Тенетов: Уже 50 лет прошло.

Самодов: А если взять более современные? 90-ые годы?

Мигицко: Я не имел в последнее время опыта в современном материале.

Тенетов: Как вы, кстати, относитесь к экспериментам театральным? Нравится то, что делают Серебренников, Бутусов, Могучий?

Мигицко: Нормально. Я очень люблю спектакли Могучего, мне очень легко было работать с Бутусовым. Я очень легко шел на его предложения, вместе искали и находили.

Самодов: У нас заканчивается Год театра. Каким этот год был для вас?

Мигицко: Замечательным. У меня премьера «Мертвых душ» получила очень хорошую критику. Мы очень любим этот спектакль. Театр — история бесконечна. Театральному году не может быть конца…

Самодов: Главное, что и начала тоже (смеются).

Назад
СМИ о насвсе
Ближайшие спектакли
12+
Были. Небыли. Отголоски (камерная сцена)
По рассказам Ф. Абрамова
Режиссёр - Мария Критская

Продолжительность спектакля будет известна ближе к дате премьеры

История немного фантастичная. Представьте, что писатель получает шанс вернуться туда, где жил и творил. И снова видит всё, что было ему близко… Каждая деталь, каждое место напоминает ему о том, что здесь происходило. С ним говорит каждый угол, каждая изба. Оживают и голоса людей, которых он видел, и то, о чём они ему рассказывали. Всё это будто проступает сквозь толщу времён и звучит заново.

Материал - это голоса, которые хотели бы быть услышанными, но - не были. Или были услышаны давно, но забылись, несмотря на то, что актуальны сейчас. Это голоса, которые Абрамов успел запечатлеть в своих книгах, очерках, записках и дневниках, но которые сегодня хотелось бы расслышать по-новому. 

«Хотим создать этакую симфонию голосов в поиске слушателя. Но насыщенную действием, конечно же. В каком-то смысле это звуковой спектакль, в котором поднимается много разных тем. Вообще, творчество Абрамова - в гармонии с автором - задевает и очень острые вопросы. Обойти ни один из них нельзя. Поэтому хотелось бы, чтобы всё прозвучало объёмно. Разумеется, визуально и действенно спектакль тоже будет богат», - Мария Критская

Будущий спектакль - результат лаборатории молодых режиссёров «Рыбный обоз», который театр проводил второй раз летом 2019-го года.

СМИ о спектакле: 
Пресс-служба театра: «шумовой» спектакль по произведениям Фёдора Абрамова в «Архдраме»
«Регион 29»: «Надеюсь, Фёдор Александрович не сочтёт это дерзостью»: режиссёр из Санкт-Петербурга отправит Абрамова с небес на землю

Премьера спектакля состоится 28 февраля 2020 г.

Подробнее
12+
Драма (основная сцена)
Пьеса — А.Н. Островский 
Режиссёр — Андрей Тимошенко 

Продолжительность — 2 часа 50 минут (с антрактом)

«Гроза», пожалуй, самая знаменитая пьеса Александра Островского. Однако со времён школьной программы мы редко к ней возвращаемся. Театр даёт возможность заново прочувствовать наследие российской классической драматургии и найти в нём отражение сегодняшнего дня. «Гроза» имеет длительную сценическую историю: вот уже более 150 лет ее ставят все театры страны: от Малого театра до Товстоноговского БДТ. В Архангельском театре «Гроза» ставится уже пять раз.

«Гроза» — постановка, в которой занята практически вся труппа. Масштабная сценография, сложные исторические костюмы, поражающие воображение декорации, трагедийное звучание текста. Это спектакль эпического размаха о противоречиях и заблуждениях современного мира на основе русской классической драмы XIX века. 

Тимошенко кадрат.png
Андрей Тимошенко, режиссёр: 
В основе декорационного оформления  — лодка. Это аллегория Ноева Ковчега, образ спасения. Но смогут ли избежать кары господней, «уплыть от грозы» на своих дырявых лодках жители Калинова, города деградировавшего под гнётом власти «золотого тельца»? Надежду на спасение дает Катерина — человек из другого мира, образ чистой любви. 
 
gurskaya.jpg
Анжелика Гурская, директор северо-западного филиала «Российской газеты»:

Замечательная музыка, артисты великолепно справились с вокалом. Финальная распевка, «Аллилуйя», на несколько голосов – очень красиво и очень профессионально. Не так много театров, где используются хоры из действующих актёров. Вашу «Грозу» надо направить на «Золотую маску». Сценография спектакля замечательна. Несмотря на сдержанность эмоций северных зрителей, зал встал и дважды вызывал актёров на аплодисменты стоя. Для спектакля – это показатель!


ВИДЕО (Закулисная жизнь спектакля)

СМИ о спектакле:
Газета «Правда Севера»: Мастер, который рисует белым карандашом
«Регион 29»: Драмтеатр послал Архангельску «Грозу», чтобы зрители чувствовали
«News 29»: Архангелогородцы погрузились в «тёмное царство» с поморским акцентом
Газета «Архангельск — город воинской славы»: Катерина верит, грешит и любит на полную катушку
«Независимая» газета»: «Гроза» возвращается на круги своя

Премьера состоялась 26 ноября 2016 года

Композитор — Леонид Лещёв
Художник по костюмам —Ирина Титоренко
Хормейстер — Олег Щукин
Хореограф — Ольга Мурашова
Художник по свету — Андрей Ребров
Спектакль ведет Юлия Сядей

Подробнее
12+
Событие, посвящённое 100-летию северного писателя
Подробнее