Версия для слабовидящих
Размер шрифта:
A A A
Цветовая схема:
Ц Ц Ц
Обычная версия сайта

СМИ о нас

Петербургский театральный журнал: ЕСТЬ МНОГОЕ НА СВЕТЕ, ДРУГ ГОРАЦИО: ТЫ, ИНТРИГАН, ОФЕЛИЮ УТОПИЛ…

24.02.20
Автор: Марина Дмитревская
Фото: Екатерина Чащина
Источник: http://ptj.spb.ru/blog/est-mnogoe-nasvete-drug-goracio-ty-intrigan-ofeliyu-utopil/ 

Увидев на афише красные струи крови, стекающие на череп в короне, — подумаешь, что это что-то готское, тинейджерское, китч какой-то…

Обнаружив затем на сцене могучую двухъярусную декорацию, «рыцарскую» установку с водой, мостами и бутафорскими фигурами воинов в человеческий рост, — можешь заподозрить, что попал на «Макбета». Вот и в прологе слово HAMLET выплывает на мрачной стене так же зловеще, как обычно MAKBETH, и музыка звучит тяжелая, и замерли манекены, будто «войска короля Дункана»…

DSC06571.jpg

Посмотрев этот спектакль до конца, поняв, что «Горацио начинает и выигрывает», что он автор интриги, и Гамлет, погруженный в свое «быть или не быть?», доверчивый и ничего не подозревающий, напрасно считает Горацио другом, — вспомнишь «Отелло». Тем более — авансцена затоплена водой, как раз для флотоводца-мавра.

Но играют «Гамлета». И манекены уже в начале, когда появится Призрак в полном рыцарском облачении, покажутся его войском, войском старшего Гамлета, убившего Фортинбраса и захватившего эту землю. И Гамлет (Иван Братушев), похожий на Тома Хэнкса, произносящий «Быть или не быть» в качестве пролога, будет очевидно рефлексирующим интеллигентом, а не мавром. И вода, в которой происходит действие, — та самая датская почва. Ее брызги — как искры от соприкосновения рапир, она — как мирная гладь детства, по которой Лаэрт и Офелия пускают фрегаты, она — река, несущая безумную Офелию, наконец — это земля, которую вычерпывают могильщики. То есть, почвы в этой Дании нет. И не знаю, как насчет порванной нити дней, но точно: вместо твердой земли здесь хляби, болота, отсутствие дна. Твердь обозначена лишь однажды: приехавшие актеры ставят маленький плотик и сгруппировываются на этом подиуме. Только сцена, только театр — место устойчивости, обетованный берег.


То есть, вроде бы, все стоит на своих местах в этом «Гамлете» — огромном постановочном спектакле (несколько десятилетий не была в Архангельской драме, но за это время ее гигантская сцена не уменьшилась, не стал меньше и тысячный зал, построенный когда-то на месте собора для съездов местной ячейки КПСС). Стены огромного Эльсинора ощерены тысячью железных заклепок — как в реальном Кронборге, крепости-прототипе. Само же Датское королевство ощеривается тут бесконечно выставленными и идущими в ход — надо и не надо — рапирами. Гамлет мизансценически сразу противопоставлен Клавдию в окружении вооруженных слуг. Они встречают принца, замерев в боевой стойке, готовые к моментальному выпаду и удару. Здесь, впрочем, все «люди боя», все фехтуют, включая Гертруду (Наталия Латухина), ловко управляющуюся сразу с двумя рапирами.

DSC06932.jpg

И все же в этом «Гамлете» многое сдвинуто с места.

Обычно «Гамлета» ставят, когда надо разобраться с порвавшимся временем или когда в труппе есть Гамлет. Кто он сегодня? Высоцкий? Ягодин? Пицхелаури? В Архангельской драме произошло что-то третье: спектакль-экшен большого (почти оперного) разворота, с боями, изнасилованиями и утоплениями тщательно, я бы сказала — аналитически, сложен, крепко застроен, плотно придуман, но внутри не только имеет выразительного Гамлета, но удивляет совершенно неожиданными и нестандартными отношениями.

Если режиссер Андрей Тимошенко проработал много шекспироведческой литературы, то больше всего, полагаю, зацепился он за «Загадки о „Гамлете“» А. Чернова. И «решила» спектакль глава «Загадка Горацио», где довольно подробно Горацио трактован совсем не как друг Гамлета, а как итальянский швейцарец — деловитый шпион (политические аллюзии шекспировского времени опускаю за ненадобностью). И то сказать: кто кроме Горацио видел смерть Офелии, когда она плыла и пела? Да никто, Гертруда живописует эту сцену с его слов. А что ж он тогда не спас бедняжку? Все эти конспирологические вопросы в спектакле находят очевидные ответы, но то, что Горацио с самого начала затевает интригу во славу восшествия на престол прогнившего королевства законного владетеля земель — Фортинбраса, понимаешь только к концу спектакля. Просто сперва удивляешься тому, что, несмотря на «Быть или не быть», произнесенное Гамлетом в прологе (а значит, он заявлен как главный герой, изначально колеблющийся — смиряться ль по ударами или оказать сопротивление?), несмотря на общую многофигурную кутерьму, первый внятный кусок — как раз монолог Горацио. О том, как старший Гамлет убил старшего Фортинбраса. Поначалу относишь эту внятность за счет актерских качеств Михаила Кузьмина, но постепенно Горацио оказывается отъявленным лицедеем. Вот приезжают актеры — и он входит в их творческий коллектив на правах протагониста, и истово исполняет «Эдипа», заливая кровью из «пустых» глазниц лицо, да так увлекается, что важен становится не сюжет, отчасти зеркалящий «Гамлета» (грех кровосмесительства), а сам Горацио, в актерском экстазе отдающийся «предлагаемым».

DSC06497.jpg

Если б «отмотать» однажды виденный спектакль назад, я бы внимательнее вгляделась в сцену с Призраком: не инсценировано ли это все (ведь уже были варианты «инсценировки»: у Фокина замысел принадлежал Гертруде, воплощали его Розенкранц и Гильденстерн)? И не Горацио ли тут режиссер? Но эффектная «сцена из рыцарских времен», когда Призрак проходит сперва по воде, потом по верхней галерее, а Гамлет пытается поймать его над испаряющейся, дымящейся водой, — казалась лишь постановочно затейливой. Ведь дальше Гамлет и Горацио клянутся на шпагах, режа руки в кровь и произнося «порвалась дней связующая нить…». И ничто, как говорится, не предвещает…


В сцене с Призраком важней казалось то, что пришедший под белым плащом-саваном Гамлет-отец накидывает, как сеть, этот саван на Гамлета-сына. Весь спектакль мокрая белая ткань, с которой не расстается Гамлет, будет казаться белым рыцарским шарфом или плащом (интеллигент «весь в белом» в милитаризированном государстве? незащищенный «рыцарь бедный» среди мертвого царства истуканов?), но конец предрешен и обозначен сразу: отец дает сыну саван. Для пущей наглядности по заднику (привет, «Макбет»!) в этот момент растекается недвусмысленное красное пятно, заливающее широкоформатный арьер Архангельской драмы, а Призрак больно сдавливает голову Гамлета короной — до стона. Правду сказать, с короной он и удалится, но даст сыну запомнить ее ощущение и позже оценить момент: мать Гертруда ритуально наклоняет голову в высоком тюрбане — и с этого тюрбана Клавдий снимает корону и надевает ее на себя…

DSC07280.jpg

Конечно, к принцу возникают вопросы. Скажем, он видит, кого убивает, когда втыкает шпагу в Полония (это уже тоже, и тоже немотивированно, было в спектакле Романа Габриа), но реакции — никакой, дело катится по фабульной дорожке…


А вот история Офелии возникает по-новому. В этом брутальном государстве Клавдию можно все, например, изнасиловать Офелию (Татьяна Сердотецкая). С Гамлетом у нее явно была любовь, чему свидетельством их судорожные страстные объятья, но платоническая, Офелия тут — «Джульетта-девочка». И рассудок ее мешается именно от насилия, и она бесконечно моет-трет внутреннюю сторону ног, по которым, вероятно, текла кровь, и Гертруда все прекрасно видит и понимает. Может быть, впервые становится ясно, почему Офелия поет про «согласье дам быть Валентиной вам», понятны ее песни про ту, которая «не девушкой ушла», и тяга к воде — отмыться. Она яростно кидается со своей песней на Клавдия, вопя: «Об этом не распространяться!» А тут ее насилуют уже воины, накинувшиеся на барахтающуюся в воде безумицу. И даже когда свидетель насилия, Горацио, окончательно топит ее — и тут не до конца ясно: он помогает ей пресечь муку и скрыть позор или это еще один шаг ко всеобщему концу?


Почему неясно? Потому что, вообще говоря, активная визуальность и мизансценическая активность спектакля не слишком позволяют следить за конспирологической версией. Вот что череп Йорика позвякивает шутовскими колокольчиками — запоминаешь, что саван кажется смирительной рубашкой, когда стражники хватают Гамлета, — отмечаешь. И амбиции драматурга сюжета — Горацио (уж не Шекспир ли он?) оцениваешь в финале, когда он на просьбу умирающего Гамлета («Расскажешь правду обо мне/Непосвященным…») жестко сообщает: «Этого не будет./Я не датчанин — римлянин скорей». Короче, итальянский швейцарец-шпион. У Гамлета нет надежды на посмертную правду, на друга, на будущее. И его лейтмотив — «быть или не быть?» — здесь уже не является вопросом, хотя он опять повторяет эти слова.

DSC08578.jpg

А потом весь водоем заполняется маленькими фрегатами, целым флотом… И входит Фортинбрас, над которым встречающий его Горацио поднимет корону. Фортинбрас — мальчик (Вадим Валявкин), но эта надежда на будущее сомнительна: командирским голосом, как ранний диктатор, он раздает приказы. Или это так кажется, Горацио старался не напрасно, и юные спасут мир?


Назад
СМИ о насвсе
Ближайшие спектакли
12+

Рок-опера в двух действиях


Музыка – Эндрю Ллойд Уэббер
Либретто – Тим Райс
Русский текст – Григорий Кружков и Марина Бородицкая
Музыкальная редакция – Юрий Маркелов
Обновленная музыкальная версия – Артем Пантелеев
Постановка осуществлена по соглашению с The Really Useful Group Ltd.
Постановка – заслуженный деятель искусств РФ Владимир Подгородинский и Геннадий Абрамов
Балетмейстер – Геннадий Абрамов
Музыкальный руководитель – Анатолий Федченко
Художник-постановщик – Алла Коженкова


Премьера состоялась в феврале 1990 года на сцене ДК им. Ленсовета в Санкт-Петербурге.


Одно из наиболее известных произведений жанра «рок-опера», не нуждающееся не только в рекламе, но зачастую даже и в представлении. В 1990 году театр «Рок-опера» первым в России осуществил постановку этой оперы.


Рок-опера исполняется на русском языке в переводе Григория Кружкова и Марины Бородицкой. Сценическая редакция произведения отличается от традиционного прочтения рок-оперы, она ближе к Священному Писанию. Отчасти это обусловлено тем, что спектакль с самого начала выпускался под покровительством Православной Церкви, а отчасти и особенностью перевода, ведь несмотря на абсолютную эквиритмичность и, большей частью, полное совпадение русского и оригинального текстов, многие обороты в нём взяты из Евангелия почти дословно! Родившийся из сочетания, казалось бы, несочетающихся жанров спектакль поражает силой воздействия – нередко молодые люди, посмотрев спектакль театра «Рок-опера» приходят в Церковь.


Несмотря на абсолютно свободную трактовку авторами оперы Великой книги Нового завета, мы постарались сказать о том, что составляет основную тревогу дней наших: Без любви, без сострадания душа человеческая неизбежно деградирует. Человек перестает быть человеком!


Продолжительность 2 часа (с антрактом)

Подробнее
6+
Волшебное путешествие (Карпогоры)
А.С. Пушкин
Режиссёр - Алексей Ермилышев

Продолжительность - 55 минут (без антракта)

Гастроли Архдрамы в с.Карпогоры

«Сказка о царе Салтане» продолжает размышления о вечных ценностях, которые мы воспитываем в своих детях: победе добра над злом и тем, что справедливость всегда берёт верх, а жадность и зависть ждёт наказание.

Постановка по Александру Пушкину «Сказка о царе Салтане» (режиссёр - Алексей Ермилышев) приглашает самых маленьких зрителей на камерную сцену. С первых минут просмотра спектакль намекает, что скучать не придётся, - здесь и динамичные пластические рисунки, и мультфильм прямо на декорации, и театр теней, и чревовещание, и летающий над зрителями комар, и преображения артистов из роли в роль прямо на сцене...А прекрасный добрый юмор особенно заинтересует взрослых.

Алексей Ермилышев, режиссёр театра: 

«Получился целый мультфильм. Он украсил нашу постановку, ориентированную на самых маленьких: огромные корабли ходят перед самым носом у зрителей. Задействуем приём 3D-мэппинга. Спектакль получился волшебным, как вечер, когда для детей читают сказку перед сном. Вообще, в создании сказки много свободы. Законы для сохранения «сказочности» придумали сами и им следуем. Интерактив, который мы приготовили для детей, также вписался в эти рамки, не нарушив атмосферу».

Интересный факт: вязаные элементы костюмов и реквизита принадлежат ловким рукам актрисы театра и засл.арт. РФ Елены Смородиновой, исполняющей в спектакле роль Ткачихи.

Подробнее
12+
Спектакль по стихам Бориса Пастернака  (камерная сцена)
Режиссёр — Андрей Тимошенко

Продолжительность - 1 час 30 мин. (без антракта)

«Смерть не знает, что такое жизнь: у нее нет чувств и эмоций, она не ведает, что такое запахи, ощущения, прикосновения. Это пограничное состояние перехода между бытием и небытием. Холодная и властная она приходит, чтобы забрать очередного человека. Но Поэт вступает с ней в диалог и рассказывает о жизни. Он создаёт настолько мощные образы, что она заинтересовывается и начинает испытывать эмоции. Поэзия — это рассказ о жизни. Это то, что помогает нам оставаться людьми, понять, что самые простые вещи в этом мире и есть самые ценные. Это настолько мощная сила, что она даже смерть может заставить чувствовать» — говорит режиссёр спектакля Андрей Тимошенко.


На создание спектакля авторов вдохновила постановка «Доктор Живаго» — премьера, открывшая 89 театральный сезон в Архангельском театре драмы имени М.В. Ломоносова. Новый спектакль «Поэт и смерть» станет опытом работы в непривычном для Архдрамы формате поэтического театра. Красота поэзии и жёсткость сухого документа станут средствами, которые помогут осмыслить печальный финал жизни

Бориса Пастернака. 


На сцене зритель увидит всего двух актёров. Дмитрий Беляков будет играть поэта Бориса Пастернака. А всех остальных людей, которые отравляли жизнь писателя воплотит на сцене Мария Беднарчик. «Смерть — это не стереотипная «смерть с косой». Это проявление смерти в разных людях, которые ненавидели Пастернака и которые его убивали», — комментирует Андрей Тимошенко.


ТРЕЙЛЕР




Премьера состоялась 17 февраля 2022 года. 


Автор инсценировкиДмитрий Беляков
Сценограф, художник по костюмамАндрей Тимошенко
Художник по свету — Алексей Расходчиков
Музыкальное оформлениеЛеонид Лещёв
Спектакль ведёт Олеся Попова

СМИ о спектакле
Пресс-служба театра:  «Поэт и смерть» — история Бориса Пастернака на камерной сцене Архдрамы ИА «Регион 29»: Противоположности сходятся: в «архдраме» сыграли спектакль о том, как у Поэта выросли крылья, а у Смерти обнаружилась душа
ИА DVINA29: «Поэт и смерть» — продолжение истории Пастернака на сцене Архдрамы
ПРАВДА СЕВЕРА: В Архангельском театре драмы на камерной сцене показали поэтический спектакль «Поэт и смерть»



Подробнее