Версия для слабовидящих
Размер шрифта:
A A A
Цветовая схема:
Ц Ц Ц
Обычная версия сайта

СМИ о нас

Журнал «Театр»: Взросление как травма: программа «Детский Weekend»-2020 и ее оптика

08.05.20
Источник: http://oteatre.info/vzroslenie-kak-travma-programma-detskij-weekend-2020-i-ee-optika/?fbclid=IwAR1IH2K6C7feHFfaxc4aUyOM0V53YQ2Nicxh1yfLp72Kk_xlIgEhyIO1xNw
Автор: Елена Алдашева

Журнал ТЕАТР. – об офф-программе «Золотой Маски», которую успели показать перед самым началом карантина.

Офф-программа «Золотой Маски» «Детский Weekend», конечно, результат экспертного отбора – а значит, любые внутренние сюжеты в ней можно считать до некоторой степени «умышленными». Но из ниоткуда они взяться не могут, поэтому к каждому стоит отнестись как к определённому вектору. Или тренду.

В программе – разножанровые драматические спектакли, интерактив и современный танец, театр кукол, сторителлинг и даже работа любительского театра. Всего одиннадцать названий, причём из них только четыре адресованы детям (один спектакль «0+» и три «6+»). Для остальных целевая аудитория – подростки.

В абсолютном большинстве случаев подросток или, шире, школьник и становится главным героем этих спектаклей. При всей логичности хода (в самом деле, с кем логичнее идентифицировать себя зрителям-ровесникам?), буквально во всех случаях он задаёт гораздо менее предсказуемую оптику.

Что в ней нового или, по меньшей мере, небанального, можно понять по пяти спектаклям: «Тараканы» Полины Золотовицкой (архангельский Театр драмы), «Воин» Юлии Каландаришвили (новосибирский «Первый театр»), «Мой папа – Питер Пэн» Нади Кубайлат («Сатирикон»), «Wonder boy» Максима Соколова (Молодёжный театр Алтая) и «Три четверти» (Молодёжный народный театр «Игра» из Екатеринбурга). К этим «недетским» («Три четверти» даже маркированы «16+», а не «12+», как остальные) спектаклям примыкает вроде бы иначе и для другой аудитории придуманная сказка-притча «Обними меня покрепче», которую Елена Евстропова поставила в Ханты-Мансийском Театре кукол для зрителей «6+». Но о ней чуть позже.

Во всех случаях герой – ещё и рассказчик, причём эта установочно-нарративная составляющая заложена даже в пьесах. От повествовательности спектакли порой и страдают: в отличие от романа или сериала, очевидно, они не терпят неспешного течения будней. Ни в одном случае действие не происходит «здесь и сейчас» (хотя все тексты, лежащие в основе спектаклей, проходят по разряду современных). И очень важная как для зрителей, так и для создателей юмористическая составляющая, ирония как часть авторской интонации даже внутри трагического сюжета здесь оказывается на порядок важнее «сказочного». Более того, даже детские игры, которые где-то в буквальном смысле выносятся на сцену, уступают театральному игровому началу. Каждый раз – это стильный, визуально запоминающийся мир, существующий по собственным законам. Частью этих законов могут стать сновидения, воспоминания, фантазии: главный герой «Воина» ведёт разговор с без вести пропавшим на Чеченской войне старшим братом, в «Тараканах» поговорить с рассказчиком приходит целая семья заглавных героев, а героиня спектакля «Три четверти» «играет в подушку», придумывая романтические сцены с понравившимся мальчиком. Всё это материализуется на сцене, воображаемые герои участвуют в действии, но ни о какой «фантастике» тут речь не идёт. Место «сказки» в этих спектаклях занимает контекст времени, то самое отчётливое «не здесь и не сейчас»: в случае с «Wonder boy» действие происходит во всех смыслах по ту сторону океана, а во всех остальных – в конкретных реалиях российских 1990-х (конца 1980-х в случае с «Тараканами»). При желании почти так же можно прочитать и «Питера Пэна». Очевидно, дело не только в странной «моде» на этот отрезок недавнего прошлого и не в том, что родители сегодняшних подростков приметы того времени не могут не узнавать. Это ещё и время, которое живёт в активной памяти молодых художников, создававших спектакли, и которое, давая возможность для остранения, создания фантастического прошлого (а с театральной точки зрения – воссоздания быта и разного рода стилизации), помогает найти и точки соприкосновения с аудиторией в самих себе.

<...>

В «Тараканах» эпоха дана пунктиром, по касательной для главного героя: упоминания внешних примет времени для зрителя – отчасти «аттракцион», отчасти антураж. Рефлексия на тему большой истории, создающей ситуации, когда мама «забыла, как выглядит масло», папа-лектор клеймит мещанство, а тараканы становятся насущной проблемой, – остаётся для взрослых зрителей. При всей важности этот контекст, по сути, второстепенен: в центре – взгляд главного героя, ребёнка, который не только принимает окружающую действительность как данность, нечто само собой разумеющееся, но и не ищет причинно-следственных связей между внешним миром и семейным микроклиматом. Создатели здесь тоже обращаются с материей «эпохи» аккуратно, пытаясь создать ощущение пребывания в ней – состояния исторического «здесь и сейчас», когда большинство людей смотрит примерно тем же взглядом, что и главный герой. Неидеальные люди здесь превращаются в идеальных тараканов (у них – «усик за усик», дружба, благодарность, взаимовыручка, привязанность и, главное, понимание) открытым приёмом – шапочки, тёмные очки, чемоданчики в руках. Это очень игровой и очень актёрский спектакль – при всей камерности как пространства (диктующего определённые пределы театральности), так и самой истории (минимум персонажей, локаций, да и событий).

<...>

Родители во всех спектаклях – не только «продукт» времени, все они – если не личности с большой буквы, то как минимум индивидуальности (в «Тараканах», например, есть даже две семьи – четыре взрослых-родителя, очень непохожих). В этом, очевидно, и беда: каждый «подростковый» спектакль транслирует одну и ту же мысль из числа нетривиальных – родительское влияние определяет подростка, отношения родителей между собой, с социумом и миром отражаются на становлении ребёнка, даже если они его не замечают. Родительский эгоизм, безответственность, неспособность понять не только подростка, но и самих себя, часто оказываются важнее, чем форма, которую обретает диалог между «отцами и детьми».

<...>

Парадоксально, но все герои «подростковых» спектаклей, вопреки ожиданиям, не становятся воплощением протеста и бунта или даже само собой разумеющегося максимализма. Напротив, все они мучительно пытаются «встроить» себя в окружающий мир, искоренить в себе «другое» и «ненормальное», наладить мирные отношения, например, с родителями, чьих ожиданий, кажется, не оправдывают, или с одноклассниками, от которых отличаются, сами не понимая, чем. Отсутствие «протеста» в этих подростках настолько противоречит привычным шаблонам, что кажется почти смешным, – на самом деле, это превращение локального сюжета в универсальный. Применительно к подростку и театру это означает: взросление – не инициация, однократное событие, а долгий процесс, и происходит он не обязательно «через травму» – конкретный болезненный опыт. Оно само и есть травма.

<...>

...
Назад
СМИ о насвсе
Ближайшие спектакли
16+
Спектакль (Основная сцена)
Б. Пастернак
Режиссёр - Андрей Тимошенко

Продолжительность спектакля станет известна ближе к премьере.

«В этой грандиозной эпопее отражено много сложных важных исторических этапов нашей страны. Но главное для меня здесь — история про человека — образованного, интеллигентного, одарённого, жившего в непростое время. Почему, оказавшись в этой ситуации, Юрий Живаго не стал выживать любой ценой, как поступило бы большинство? Главный герой достойно прошёл все перипетии и пронёс сквозь боль свою любовь и творческую музу, стал поэтом и философом. Путь и выбор художника, духовный рост — вот, что меня здесь интересует. Первая репетиция спектакля уже состоялась, в спектакле занята вся труппа, мы распределили основные роли, отмечу, что исполнитель главной роли — Дмитрий Беляков, в роли Лары — Нина Няникова.  В спектакле будем активно использовать приёмы игрового театра, которые в этом сезоне мы продемонстрировали зрителям в спектакле «Спасти камер-юнкера Пушкина», когда артист играл по несколько ролей мастерски перевоплощаясь», - анонсировал премьеру режиссёр Андрей Тимошенко.

Подробнее
16+

Драма (основная сцена)
Ф. Достоевский
Режиссёр - Алексей Ермилышев

Продолжительность — 3 часа 20 минут (с одним антрактом).

В центре спектакля — сюжетная линия Дмитрия Карамазова и судебный процесс по делу об убийстве. По сути детективная история, которая превращается в глубокий разговор о смерти и жизни, о грехе и любви, о человеке и обществе. Как известно, Достоевский был уверен, что преступление характеризует общество и является катализатором внутренних мытарств.

Как душе Мити предстоит символически умереть под тяжестью совершенных грехов и символически воскреснуть под влиянием любви и раскаяния? Узнаем на спектакле. 
В «Братьях Карамазовых» название «Хождение души по мытарствам» отнесено к трем главам, описывающим три «мытарства» Мити – Дмитрия Карамазова, которому предъявлено обвинение в убийстве Федора Карамазова, его отца. Мытарства в православной религии –  это «свидания» с бесами, которые происходят после смерти человека с 9 по 40 день. Но мытарства Дмитрия проходят при жизни. Поэтому в спектакле художественными средствами будет создано будто межпространственное ирреальное место между адом и раем, где проходит душа мытаря. Второе определение мытаря — сборщик податей, при этом вся история Дмитрия связана с деньгами, деньги явно имеют власть над героем. 

_-_.jpg
Алексей Ермилышев, режиссёр спектакля:

«Я взял очень светскую историю - выяснение всех обстоятельств судебного дела. В романе много богословских высказываний и персонажей - монахи, иеромонахи, схимники, старцы. Но в спектакле они почти все лишены слова. В фокусе — расследование убийства и то, как Дмитрий принимает на себя кару: «Я не виноват, я не убивал отца. Но я должен пострадать. Потому что все мы за всех виноваты». Мысль, что все мы за всех виноваты и все мы должны держать ответ, впервые я услышал именно у Фёдора Михайловича в «Братьях Карамазовых». Это такая наша русская черта. Только в православии русском есть это, что мы все как-то связаны, все друг за друга ответственны»

 
Премьера спектакля состоялась 7, 8 мая 2021 года.


В спектакле звучит группа следующих исполнителей: Шесть Мертвых Болгар, Мельница, Воскресение, Trevor Morris, Mono, Olafur Arnalds, Jeff Russo, Jun Miyake , Adam Lastiwka.

СМИ о спектакле:
Пресс-служба театра: Алексей Ермилышев: «Мне импонирует выбор Дмитрия Карамазова»
Пресс-служба театра: Ирина Титоренко: «Карамазовы — это история русская; это наши страсти, наши страдания».
Отзыв Андрея Петрова о премьере «Карамазовы.Мытарь»
ИА Двина-Сегодня: «В Архангельском театре драмы представили шестую премьеру сезона «Карамазовы. Мытарь»
ИА Регион-29: «В архангельском театре драмы состоялась долгожданная премьера спектакля «Карамазовы. Мытарь» режиссёра Алексея Ермилышева»
Газета «Бизнес-класс». «Все за всех виноваты: «рыцарь сонный» на пути искупления».
ИА Регион-29. Интервью с Алексеем Ермилышевым и Дмитрием Беляковым перед премьерой «Карамазовы. Мытарь»
Регион-29. ТВ-сюжет с премьеры
Газета «Правда Севера». В архангельском театре драмы поставили премьеру по известному роману Достоевского.

Инсценировка, музыкальное оформлениеАлексей Ермилышев
Сценограф — Андрей Тимошенко
Художник по костюмам — Ирина Титоренко
Балетмейстер — Анастасия Змывалова
Художник по свету —- Ольга Раввич
Видеоконтент — Сергей Жигальцов
Хормейстер — Мария Степанова
Спектакль ведёт Ирина Варенцова

Подробнее