Версия для слабовидящих
Размер шрифта:
A A A
Цветовая схема:
Ц Ц Ц
Обычная версия сайта

СМИ о нас

«Регион 29»: Одя Ложкин и голодные игры: в архангельском театре драмы древних греков покрошили в салат

26.12.20
Автор: Мария Атрощенко
Фото: Артём Келарев
Источник: https://region29.ru/2020/12/26/5fe594f7a7038187ff55ca42.html 

В «архдраме» идёт «Сказка об Одиссее» независимого петербургского режиссёра Андрея Гогуна. На камерной сцене, готовя праздничное угощение, её за кухонным столом разыгрывают мама, тётя и доча.

На столе — туесок, ковши-утицы. Рядом холодильник «Итака», плита, радиоприёмник. Но плазменный телевизор в картинной раме с заставкой в виде скульптурной головы Зевса. Трём героиням спектакля — маме Тане (Татьяна Боченкова), тёте Наташе (Наталия Латухина) и доче Кристине (Кристина Ходарцевич) — сначала не до мифов и подвигов, готовка (легко представить, что к праздничному столу — только «Иронии судьбы» фоном не хватает) в самом разгаре. Картоха закончилась (это, кстати, первая реплика спектакля), подарки не куплены (всем телефоны да шубы подавай!), а нужно ещё и зрителей развлекать.

Женщинам на кухне часто приходится готовить при «зрителях»: нарезая салат, следить за тем, чтобы дети ничего не разбили, не порезались и не тянули руки к горячим кастрюлям. Но мама, тётя и доча имеют в виду ещё и других зрителей — театральных — детей и взрослых, что будут сидеть перед ними (правда, на предпоказе были в основном взрослые).

То, что актрисы дают понять, что для них наличие публики — не секрет, акцентирует внимание на самой природе театра. Вот в ресторанах бывает открытая кухня, когда блюда готовят на глазах у посетителей. А тут открытый театр: механизмы игры не спрятаны, а явлены напрямую. Здесь никакой четвёртой стены между сценой и зрительным залом не существует. 

Как практически не существует и персонажей. Три героини, конечно, называются мамой, тётей и дочей. Но актрис, оставшихся при своих именах, с ними и ассоциируешь. Не говоря уж о том, что физически нет главного героя: Одиссея Первозванного из теста лепит доча Кристина, потом его выпекают в духовке, как пряничного человечка, его же затем заменяют тряпичным. Его роль время от времени примеряют и дочка, и мама, и тётя. 

Так же они притворяются то Афиной, то циклопом Полифемом, то Посейдоном, то нимфой Калипсо. Так в детских играх тоже часто меняются ролями. Так быстро «обожествляться» рассказчицам помогают забавные вязаные шапки, которые актрисы вязали сами: совиная — для богини мудрости, одноглазая, без прорезей для глаз — для Полифема.

С подачи Зевса Кронидовича (Евгений Нифантьев), который подражая Николаю Дроздову, рассказывает о повадках ахейцев, начинается игра в «Сказку об Одиссее». Рассказ о странствиях хитроумного царя Итаки зрителям «от трёх до 103» начинается с азов — что за ахейцы такие. Греки рождаются почти как в песне «Точка, точка, запятая»: туловища из морковки скрепляются с головами из редисок с помощью зубочисток. 

В сказке для трёхлеток не обходится и без резни. Захват крепкостенной Трои (тёрки, стоящей на разделочной доске, опирающейся на четыре картофелины) превращается в кулинарный поединок: сам троянский конь собирается из туеска, четырёх ложек и пучка зелени, а троянцев (огурцы и помидоры) в итоге рубят на салат — греческий, конечно же.


Несмотря на спартанское убранство сцены, театральная машинерия работает на полную катушку. Стол оказывается не простом столом, а практически космическим кораблём, в котором всё время что-то дует, светится, выдвигается и раздвигается. Не обходится и без спецэффектов: из духовки, в которой печётся пряничный Одиссей, валят клубы дыма, а сверху на крюках, почти как боги из машины, спускаются куклы.

Не знаю, как для самых маленьких зрителей, но для взрослого самый смак заключается не в самой «сказке» о скитаниях царя Итаки (плавали, знаем!), а том, как она рассказана. Главный интерес — в том, какие бытовые подручные предметы используются для рассказа о героических событиях.

Из этих парадоксальных сближений: ковша-утицы и военного корабля древних греков, троянского коня и туеска на ножках из ложек, Калипсо и бабы на чайник, Харибды и пылесоса, сирен и кукол барби, Гермеса и куклы Гагарина, солонки и волшебницы Цирцеи, славы героя и пионерского горна, — рождается комическое. Похожий эффект возник бы, если бы Вася Ложкин перерисовал в своём стиле «Последний день Помпеи» Карла Брюллова. Причём начинается это комическое обытовление с самого Кронидовича, который предстаёт на экране пусть и громовержцем, но каким-то кукольным, потешным — в алой верёвочной бороде. А потом и вовсе её снимает, и тоже из-под маски Зевса выглядывает просто дядя Женя.

Взрослого, примерно помнящего про циклопа Полифема, подарок Эола, Калипсо и стада Гелиоса, ведёт за историей не беспокойство за судьбу Одиссея, а любопытство: «Ну-ка, а как они это покажут? А это?». Любопытство к проявлениям режиссёрской фантазии стимулирует собственную фантазию. Для малышей это, наверное, тоже сработает: получится такая «развивашка» творческого мышления. И вредный совет (кошмар для родителей!) — как устроить театр на кухне.

Тем более, что заразительный пример игры в театр зрителям показывают сами актрисы. Они не только напрямую обращаются к большим и маленьким («Дети, запомните: никогда не принимайте подарков от незнакомых ахейцев!»), но и непосредственно втягивают их в действие, заставляя передавать друг другу корабли с ахейцами, хрюкать, работать ветрами и организовывать проводку судна между Скиллой и Харибдой. Часто дети и без таких приглашений рады поучаствовать — они предупреждают героев об опасности, кричат: «Осторожно!», — а тут и взрослых хлебом не корми, а дай крикнуть с места: «Нет, нет, не открывай коробку с подарком Эола!». Можно ведь. И даже нужно.

В спектакле, в котором уровень взаимодействия артистов с публикой настолько силён, даже можно на мгновение позабыть о фигуре режиссёра. Но эта лёгкость, импровизация были бы невозможны без него. Андрей Гогун ничего не придумывает зазря и ничего не забывает. Если в начале тётя Наташа просит себе телефон последней модели, то эта деталь потом снова всплывает, причём в кульминационный момент, когда Одиссея пытаются соблазнить сирены. И не страшно, что с первого раза героиня поддаётся искушению, — можно же переиграть. Зато потом она от предложенного телефона отказывается, потому что вовремя напоминают: дома ждут жена и сынок. Так, между шутками и играми детям поколения Z и «альфа» ещё и ненавязчиво преподают урок о том, что действительно важно.

На этом, самом важном, — возвращении домой, — спектакль и заканчивается. На стол выставляют румяный каравай — как символ встречи дорогого гостя. И рядом с фигуркой Одиссея появляются ещё две, ведь любому страннику нужно иметь тех, к кому возвращаться. А раз скоро Новый год, идёт бумажный снег. Почти, как в «Рождестве по-итальянски» из репертуара «архдрамы».

Назад
СМИ о насвсе
Ближайшие спектакли
18+

Просто комедия (основная сцена)
Пьеса — И. В. Лысов
Режиссер — Алексей Ермилышев


Продолжительность — 1 час 25 минут (без антракта)

Пьеса – о воздействии театрального искусства на простого человека. Лёгкая постановка, при просмотре которой зритель отдохнёт и от души посмеётся.

По долгу службы милиционер Пешкин попадает за кулисы во время спектакля – следить за порядком. Впечатляется жизнью актёров на сцене и за кулисами настолько, что на ближайшее время становится «домашним» режиссёром: ставит с семьёй «Ревизора», несмотря на насмешки жены и недоверие дочери. Жена – за Анну Андреевну, дочь – за Марью Антоновну. Пешкин, разумеется, - городничий. Не хватает центральной фигуры – Хлестакова. Проблема решается очень просто: милиционер приводит из отделения задержанного молодого человека. Милиционер Николай и не предполагал, что жизнь и театр переплетутся настолько, что их нельзя будет отличить. 

_-_.jpg

Алексей Ермилышев, режиссёр спектакля:

«Это мой первый опыт в жанре комедии и на большой сцене. Особая сложность для меня и актёров состояла в том, что в предлагаемых обстоятельствах играть нужно было не как актёрам. Это же семья милиционера в гостиной, а не профессионалы на сцене. Постановка о том, как театр может изменить жизнь любого человека. Ради этого чуда мы все и работаем в театре. Пешкин, простой милиционер, ведь впечатлился игрой и жизнью артистов. Взял в библиотеке Гоголя, пришёл домой с горящими глазами. Потому одна из первых реплик пьесы - «Родня! Я в театре сегодня был». 
СМИ о спектакле: 
«Правда Севера»: В Архангельском театре драмы прошла премьера – «Случайное счастье милиционера Пешкина»
«Двина сегодня»: «Родня! Я в театре сегодня был»: в Архангельске показали «Случайное счастье милиционера Пешкина»

Премьера состоялась 20 октября 2018 года

*Обращаем ваше внимание на то, что в этом спектакле присутствуют сцены распития алкогольных напитков. Употребление алкоголя вредит вашему здоровью.

Сценография и костюмыАндрей Тимошенко
Спектакль ведет Наталья Афонина

Подробнее
16+

Ритуал в одном действии (камерная сцена)
Режиссёр - Иван Братушев

Продолжительность спектакля станет известна ближе к дате премьеры.

Архдрама открывает новый проект для самостоятельных работ артистов (и не только) – «Поле экспериментов». Первым спектаклем в рамках проекта станет работа Ивана Братушева. 

«Театр объединяют люди творческие и одарённые разносторонне. Все уже слышали такую поговорку: «талантливый человек талантлив во всём». А поскольку театр – синтетический вид искусства, я считаю, что у него есть потребность создавать самостоятельные экспериментальные работы. Представляемые работы не являются частью регулярного репертуара театра. Однако такие работы подкупают своей свежестью, новизной. Это очень ценно. Мы хотим, чтоб у нас был живой творческий котёл, чтобы помогать творческим порывам артистов. Поэтому мы придумали формат под названием «Поле экспериментов», - прокомментировал главный режиссёр театра Андрей Тимошенко.

«Куча мыслей и шило в пятой точке», - так артист Архдрамы Иван Братушев объясняет стимул попробовать себя в качестве режиссёра в Архангельском драматическом. Разумеется, это не всё, чем Иван зарекомендовал себя в театре – за более чем 10 лет артист показал себя как творчески глубокого, думающего, талантливого и ответственного человека. Иван Николаевич также являлся мастером курса актёрского отделения в Архангельском областном колледже культуры и искусства, педагогом в студии «Время добра». - «Конечно, режиссёром по образованию я не являюсь, но пробовать и творить имею полное право. А главное - потребность. Я уже давно пробую делать что-то «по ту сторону сцены», но в своём театре первый раз. Если говорить о «Бабе» - сначала появилась идея. Всё началось с заговоров, которыми пользовались некогда наши бабушки и прабабушки. Я читал их, некоторые на слух записывал, и меня захватывала их мелодика, образность. Захотелось сделать пластический спектакль об инфернальной сущности женщины. С этим я пошёл к хореографу Насте Змываловой и как говорится, «всё заверте...» [цитата из произведения А. Аверченко]. Настя – сумасшедшая! Бесподобный хореограф, мой единомышленник и друг! Мне уже сложно восстановить хронологию событий создания этого спектакля. Скажу только, что команда собралась отличная, мощная и талантливая. Мне нравится с ними творить».

Хореограф - Анастасия Змывалова
Художник мультимедиа - Александр Есипов
Композитор - Леонид Федорушков

Подробнее
6+

Сказка с 3D-эффектами (основная сцена)
Пьеса — П. Медведев 
Режиссёр — Андрей Тимошенко


Продолжительность - 1 час 25 минут (без антракта)


Необыкновенная история любви Ивана-Царевича и Василисы Премудрой, добрая и волшебная сказка на все времена с традиционным сюжетом и новыми технологиями.


На сцене оживает волшебный лес, а в зрительный зал летят пчёлки и бабочки, вокруг распускаются цветы и растут огромные мухоморы. 3D-эффекты в сочетании с необыкновенной игрой актёров труппы превратят обычную сказку в целый мир виртуальной реальности, где добрые герои обретут счастье, а злые и завистливые получат по заслугам.


Премьера состоялась 22 декабря 2015 года


Сценография — Андрей Тимошенко

Художник по костюмам — Ирина Титоренко
Хореография — Валерий Архипов
Музыкальное сопровождение — Леонид Лещёв
Спектакль ведёт Юлия Сядей


Подробнее