Версия для слабовидящих
Размер шрифта:
A A A
Цветовая схема:
Ц Ц Ц
Обычная версия сайта

СМИ о нас

«Регион 29»: Одя Ложкин и голодные игры: в архангельском театре драмы древних греков покрошили в салат

26.12.20
Автор: Мария Атрощенко
Фото: Артём Келарев
Источник: https://region29.ru/2020/12/26/5fe594f7a7038187ff55ca42.html 

В «архдраме» идёт «Сказка об Одиссее» независимого петербургского режиссёра Андрея Гогуна. На камерной сцене, готовя праздничное угощение, её за кухонным столом разыгрывают мама, тётя и доча.

На столе — туесок, ковши-утицы. Рядом холодильник «Итака», плита, радиоприёмник. Но плазменный телевизор в картинной раме с заставкой в виде скульптурной головы Зевса. Трём героиням спектакля — маме Тане (Татьяна Боченкова), тёте Наташе (Наталия Латухина) и доче Кристине (Кристина Ходарцевич) — сначала не до мифов и подвигов, готовка (легко представить, что к праздничному столу — только «Иронии судьбы» фоном не хватает) в самом разгаре. Картоха закончилась (это, кстати, первая реплика спектакля), подарки не куплены (всем телефоны да шубы подавай!), а нужно ещё и зрителей развлекать.

Женщинам на кухне часто приходится готовить при «зрителях»: нарезая салат, следить за тем, чтобы дети ничего не разбили, не порезались и не тянули руки к горячим кастрюлям. Но мама, тётя и доча имеют в виду ещё и других зрителей — театральных — детей и взрослых, что будут сидеть перед ними (правда, на предпоказе были в основном взрослые).

То, что актрисы дают понять, что для них наличие публики — не секрет, акцентирует внимание на самой природе театра. Вот в ресторанах бывает открытая кухня, когда блюда готовят на глазах у посетителей. А тут открытый театр: механизмы игры не спрятаны, а явлены напрямую. Здесь никакой четвёртой стены между сценой и зрительным залом не существует. 

Как практически не существует и персонажей. Три героини, конечно, называются мамой, тётей и дочей. Но актрис, оставшихся при своих именах, с ними и ассоциируешь. Не говоря уж о том, что физически нет главного героя: Одиссея Первозванного из теста лепит доча Кристина, потом его выпекают в духовке, как пряничного человечка, его же затем заменяют тряпичным. Его роль время от времени примеряют и дочка, и мама, и тётя. 

Так же они притворяются то Афиной, то циклопом Полифемом, то Посейдоном, то нимфой Калипсо. Так в детских играх тоже часто меняются ролями. Так быстро «обожествляться» рассказчицам помогают забавные вязаные шапки, которые актрисы вязали сами: совиная — для богини мудрости, одноглазая, без прорезей для глаз — для Полифема.

С подачи Зевса Кронидовича (Евгений Нифантьев), который подражая Николаю Дроздову, рассказывает о повадках ахейцев, начинается игра в «Сказку об Одиссее». Рассказ о странствиях хитроумного царя Итаки зрителям «от трёх до 103» начинается с азов — что за ахейцы такие. Греки рождаются почти как в песне «Точка, точка, запятая»: туловища из морковки скрепляются с головами из редисок с помощью зубочисток. 

В сказке для трёхлеток не обходится и без резни. Захват крепкостенной Трои (тёрки, стоящей на разделочной доске, опирающейся на четыре картофелины) превращается в кулинарный поединок: сам троянский конь собирается из туеска, четырёх ложек и пучка зелени, а троянцев (огурцы и помидоры) в итоге рубят на салат — греческий, конечно же.


Несмотря на спартанское убранство сцены, театральная машинерия работает на полную катушку. Стол оказывается не простом столом, а практически космическим кораблём, в котором всё время что-то дует, светится, выдвигается и раздвигается. Не обходится и без спецэффектов: из духовки, в которой печётся пряничный Одиссей, валят клубы дыма, а сверху на крюках, почти как боги из машины, спускаются куклы.

Не знаю, как для самых маленьких зрителей, но для взрослого самый смак заключается не в самой «сказке» о скитаниях царя Итаки (плавали, знаем!), а том, как она рассказана. Главный интерес — в том, какие бытовые подручные предметы используются для рассказа о героических событиях.

Из этих парадоксальных сближений: ковша-утицы и военного корабля древних греков, троянского коня и туеска на ножках из ложек, Калипсо и бабы на чайник, Харибды и пылесоса, сирен и кукол барби, Гермеса и куклы Гагарина, солонки и волшебницы Цирцеи, славы героя и пионерского горна, — рождается комическое. Похожий эффект возник бы, если бы Вася Ложкин перерисовал в своём стиле «Последний день Помпеи» Карла Брюллова. Причём начинается это комическое обытовление с самого Кронидовича, который предстаёт на экране пусть и громовержцем, но каким-то кукольным, потешным — в алой верёвочной бороде. А потом и вовсе её снимает, и тоже из-под маски Зевса выглядывает просто дядя Женя.

Взрослого, примерно помнящего про циклопа Полифема, подарок Эола, Калипсо и стада Гелиоса, ведёт за историей не беспокойство за судьбу Одиссея, а любопытство: «Ну-ка, а как они это покажут? А это?». Любопытство к проявлениям режиссёрской фантазии стимулирует собственную фантазию. Для малышей это, наверное, тоже сработает: получится такая «развивашка» творческого мышления. И вредный совет (кошмар для родителей!) — как устроить театр на кухне.

Тем более, что заразительный пример игры в театр зрителям показывают сами актрисы. Они не только напрямую обращаются к большим и маленьким («Дети, запомните: никогда не принимайте подарков от незнакомых ахейцев!»), но и непосредственно втягивают их в действие, заставляя передавать друг другу корабли с ахейцами, хрюкать, работать ветрами и организовывать проводку судна между Скиллой и Харибдой. Часто дети и без таких приглашений рады поучаствовать — они предупреждают героев об опасности, кричат: «Осторожно!», — а тут и взрослых хлебом не корми, а дай крикнуть с места: «Нет, нет, не открывай коробку с подарком Эола!». Можно ведь. И даже нужно.

В спектакле, в котором уровень взаимодействия артистов с публикой настолько силён, даже можно на мгновение позабыть о фигуре режиссёра. Но эта лёгкость, импровизация были бы невозможны без него. Андрей Гогун ничего не придумывает зазря и ничего не забывает. Если в начале тётя Наташа просит себе телефон последней модели, то эта деталь потом снова всплывает, причём в кульминационный момент, когда Одиссея пытаются соблазнить сирены. И не страшно, что с первого раза героиня поддаётся искушению, — можно же переиграть. Зато потом она от предложенного телефона отказывается, потому что вовремя напоминают: дома ждут жена и сынок. Так, между шутками и играми детям поколения Z и «альфа» ещё и ненавязчиво преподают урок о том, что действительно важно.

На этом, самом важном, — возвращении домой, — спектакль и заканчивается. На стол выставляют румяный каравай — как символ встречи дорогого гостя. И рядом с фигуркой Одиссея появляются ещё две, ведь любому страннику нужно иметь тех, к кому возвращаться. А раз скоро Новый год, идёт бумажный снег. Почти, как в «Рождестве по-итальянски» из репертуара «архдрамы».

Назад
СМИ о насвсе
Ближайшие спектакли
16+

Драма (основная сцена)
Ф. Достоевский
Режиссёр - Алексей Ермилышев

Продолжительность — 3 часа 20 минут (с одним антрактом).

В центре спектакля — сюжетная линия Дмитрия Карамазова и судебный процесс по делу об убийстве. По сути детективная история, которая превращается в глубокий разговор о смерти и жизни, о грехе и любви, о человеке и обществе. Как известно, Достоевский был уверен, что преступление характеризует общество и является катализатором внутренних мытарств.

Как душе Мити предстоит символически умереть под тяжестью совершенных грехов и символически воскреснуть под влиянием любви и раскаяния? Узнаем на спектакле. 
В «Братьях Карамазовых» название «Хождение души по мытарствам» отнесено к трем главам, описывающим три «мытарства» Мити – Дмитрия Карамазова, которому предъявлено обвинение в убийстве Федора Карамазова, его отца. Мытарства в православной религии –  это «свидания» с бесами, которые происходят после смерти человека с 9 по 40 день. Но мытарства Дмитрия проходят при жизни. Поэтому в спектакле художественными средствами будет создано будто межпространственное ирреальное место между адом и раем, где проходит душа мытаря. Второе определение мытаря — сборщик податей, при этом вся история Дмитрия связана с деньгами, деньги явно имеют власть над героем. 

_-_.jpg
Алексей Ермилышев, режиссёр спектакля:

«Я взял очень светскую историю - выяснение всех обстоятельств судебного дела. В романе много богословских высказываний и персонажей - монахи, иеромонахи, схимники, старцы. Но в спектакле они почти все лишены слова. В фокусе — расследование убийства и то, как Дмитрий принимает на себя кару: «Я не виноват, я не убивал отца. Но я должен пострадать. Потому что все мы за всех виноваты». Мысль, что все мы за всех виноваты и все мы должны держать ответ, впервые я услышал именно у Фёдора Михайловича в «Братьях Карамазовых». Это такая наша русская черта. Только в православии русском есть это, что мы все как-то связаны, все друг за друга ответственны»

 
Премьера спектакля состоялась 7, 8 мая 2021 года.



В спектакле звучит группа следующих исполнителей: Шесть Мертвых Болгар, Мельница, Воскресение, Trevor Morris, Mono, Olafur Arnalds, Jeff Russo, Jun Miyake , Adam Lastiwka.

СМИ о спектакле:
Пресс-служба театра: Алексей Ермилышев: «Мне импонирует выбор Дмитрия Карамазова»
Пресс-служба театра: Ирина Титоренко: «Карамазовы — это история русская; это наши страсти, наши страдания».
Отзыв Андрея Петрова о премьере «Карамазовы.Мытарь»
ИА Двина-Сегодня: «В Архангельском театре драмы представили шестую премьеру сезона «Карамазовы. Мытарь»
ИА Регион-29: «В архангельском театре драмы состоялась долгожданная премьера спектакля «Карамазовы. Мытарь» режиссёра Алексея Ермилышева»
Газета «Бизнес-класс». «Все за всех виноваты: «рыцарь сонный» на пути искупления».
ИА Регион-29. Интервью с Алексеем Ермилышевым и Дмитрием Беляковым перед премьерой «Карамазовы. Мытарь»
Регион-29. ТВ-сюжет с премьеры
Газета «Правда Севера». В архангельском театре драмы поставили премьеру по известному роману Достоевского.

Инсценировка, музыкальное оформлениеАлексей Ермилышев
Сценограф — Андрей Тимошенко
Художник по костюмам — Ирина Титоренко
Балетмейстер — Анастасия Змывалова
Художник по свету —- Ольга Раввич
Видеоконтент — Сергей Жигальцов
Хормейстер — Мария Степанова
Спектакль ведёт Ирина Варенцова

Подробнее
0+
Интерактивный ковбойский балаган (камерная сцена)
С. Астраханцев
Режиссёр — Анастас Кичик

Продолжительность — 50 минут (без антракта) 

Вторая часть полюбившегося спектакля в ковбойском стиле «Новые приключения Братца Кролика и Братца Лиса» для детей от трёх лет. 

Это спектакль о дружбе, взаимопомощи и добрых поступках, рассказанный с юмором и иронией. В основу его сюжета легли весёлые и поучительные истории из «Сказок Дядюшки Римуса». Главная особенность спектакля — он интерактивный. Судьба незадачливого Братца Лиса и остроумного Братца Кролика в руках маленьких зрителей. Именно они, находясь в зрительном зале, решат, куда их приведёт приключение и кому нужна помощь.

Премьера состоялась 27 декабря 2016 года 

Художник по костюмам — Ирина Титоренко
Хореография — Ольга Мурашова
Музыкальное оформление — Евгений Мищенко
Спектакль ведет Наталья Афонина

Подробнее
16+
Деревенская хроника (основная сцена)
Ф. Абрамов 
Режиссёр - Владимир Хрущёв

Продолжительность - 3 часа (с антрактом)


Режиссёр спектакля старался заложить смысл, понятный всем – «от шестнадцати до шестидесяти». Кристально ясный и для тех, кто помнит эти годы и ценит Абрамова, и для тех, кто проходит материал в школе, но зачастую мало представляет, что это за автор…Шестнадцать-восемнадцать лет – время первой влюблённости у молодых людей, сидящих в зале. Поэтому на первом плане история трёх молодых – Егорши, Михаила и Лизы Пряслиных. Совсем молодые зелёные ребята. Как через них проходит послевоенное время, даёт ли им автор, деревня, время право любить, быть человеком? Имеют ли они право на счастье? Этот вопрос и Абрамов постоянно задавал в своих дневниках.


«Я хочу, чтобы и молодёжи было интересно смотреть. Не потому, что там будут молодёжные мотивы или современные решения, нет. Всё в спектакле будет достаточно аутентично. Я для себя определил, что это история не про горести деревни. Не про то, как тяжело им жилось. Это лишь обстоятельство, которое само собой разумеется. Мы это предполагаем, оно идёт вторым планом. И выражается это темпом спектакля, музыкальным оформлением, какими-то определёнными образами, метафорами» - Владимир Хрущёв.


*Композитор Евгений Габов, написавший музыку для нового спектакля Архангельского театра драмы – «Пряслины», стал лауреатом первой степени Международного конкурса композиторов «Карусель мелодий».

СМИ о спектакле:
Пресс-служба театра - Премьера «Пряслины. Две зимы и три лета»: современные отношения в аутентичных предлагаемых обстоятельствах
Пресс-служба театра - В премьерном спектакле одну из ролей исполнит специалист по говоре

Газета «Архангельск - город воинской славы»: При пустом зале, но с аплодисментами
Газета «Правда Севера»: В Архангельском театре драмы состоялась премьера без зрителей
«Регион 29»: Сказка о двух братьях: «Две зимы и три лета» Мишки и Егорши прошли в архангельском театре драмы
Газета «Бизнес-класс»: Архангельский театр в условиях пандемии: экономические потери и выход в онлайн
«Петербургский театральный журнал»: о человеческом и космическом
Отзыв Андрея Петрова о спектакле «Пряслины. Две зимы и три лета»

«… Книга полна горчайшего недоумения, огненной боли за людей деревни и глубокой любви к ним»
А.Т. Твардовский 

Автор инсценировки - Максим Васюнов
Сценограф - Анатолий Шикуля
Художник по костюмам - Ирина Титоренко
Хормейстер - Олег Щукин
Композитор, аранжировщик - Евгений Габов
Художник по свету - Лариса Максимова
Звукорежиссёр - Леонид Лещёв
Видеосопровождение - Александр Дроздецкий
Спектакль ведёт Юлия Сядей

Премьера состоялась 21 марта 2020 года

Подробнее