Версия для слабовидящих
Размер шрифта:
A A A
Цветовая схема:
Ц Ц Ц
Обычная версия сайта

СМИ о нас

Газета «Правда Севера». Мастер, который рисует белым карандашом

08.12.16
Интервью с художником по свету спектакля «Гроза» Андреем Ребровым для газеты «Правда Севера». Текст: Мария Атрощенко. Фото: Артем Келарев

В театральном Архангельске отгремела «Гроза». В творческом альянсе с драмтеатром этот эпический спектакль создавали столичные мастера постановочной части. Один из них – художник по свету Андрей Ребров. Он рассказал «Правде Севера», как создавал луч света в тёмном царстве на северной сцене, и о таинстве своей профессии.

Ребров занимается световым дизайном в театре «Сатирикон» имени Аркадия Райкина, сотрудничает с РАМТом – Российским академическим молодёжным театром.

– Андрей, большинству зрителей ваша профессия кажется очень загадочной…

— Загадочной, да. Для того чтобы спектакль вывезти куда‑то, о-очень большую работу, едва ли не самую большую должны проделать осветители и художники по свету. Все пойдут домой, а художник по свету с утра до ночи будет всё делать, потому что это очень объёмная работа. И она должна быть очень выверенной, точной, тщательной. Тогда и сам спектакль, и световая картина получатся правильно.

– Вы работаете со светом, но сами остаётесь в тени. Хотя ведь без вас актёры, в принципе, не увидят друг друга.

— Есть такие сцены, когда актёры могут друг друга и плохо видеть, но зритель их видеть должен всегда. Ну а мы остаёмся в тени, потому что… причём здесь мы? Мы работаем для зрителей, для артистов, а не для себя в полном смысле этого слова.

Зритель воспринимает образ, а не свет и артистов в отдельности. Лучший свет – это свет, который незаметен, который работает на образ вместе с артистами, с режиссёром, который добавляет эмоции, настроение сцене. Вот это лучший свет. Но этот свет не такой простой. Его не так‑то просто придумать. Вот, например, в «Грозе» применяется только скользящий свет, в нём нет прямого света, весь свет – скользящий. Он как бы не буквально светит на артистов. Этот приём создаёт в спектакле определённую напряжённость, характер.

– Но самой грозы в плане освещения в спектакле нет.

— Так гроза – это же метафора, опять же – образ, которого мы не видим, но который на всё влияет: на каждого героя, на весь спектакль. Он существует подсознательно в головах зрителей. Так же и мы: делаем свет, который влияет на восприятие зрителя. А грозу в буквальном смысле мы не делаем: просто создаём настроение, как перед грозой, как будто что‑то надвигается. Это не просто, но интересно. И в этом спектакле, мне кажется, это получается.

– Вы балансируете между творческой и технической сторонами своей работы?

— Если ты делаешь свет спектакля, ты должен быть подкованным с технической точки зрения: знать, как применяется определённый тип приборов, что он может дать. Каждый тип освещения, каждый угол, под которым расположен прибор, даёт определённую эмоцию. Приборов, которые придают определённые нюансы, великое множество. И надо знать, что они могут. Кстати, ваш театр достаточно хорошо оборудован: есть интеллектуальные приборы, очень недешёвые и очень технически сложные.

– При этом одних технических знаний было бы недостаточно для создания художественного образа, не так ли?

— Тогда бы нас инженеры могли спокойно заменить. Конечно, к навыкам по свету нужно ещё какие‑то свои внутренние ощущения и чувства приложить. На свет влияет даже то, как играет артист в конкретной сцене: он может быть ярким или неярким, может быть просто полумрак, или может быть такая акцентная картинка. Одну и ту же сцену можно воспринять по‑разному, если выставить разный свет.

– Вы имеете в виду, что от спектакля к спектаклю свет может меняться? Или всё же у вас есть чёткий план?

— Нет, программа записана в пульт, всё идёт строго по партитуре, созданной оператором и художником по свету. Всё четко расписано, вместе с артистами, с музыкой, с движениями. Я о том, что мы создаём свет в соответствии с тем, как режиссёр поставил сцену. Если сцена массовая, если что‑то происходит, – свет более яркий. В то же время, он может быть хоть и яркий, но с какими‑то своими чертами, определёнными фильтрами, которые тоже дают настроение. Например, в «Грозе» мы в основном применяем фильтр холодного оттенка: это такие голубые, ближе к стальным оттенки. Сочетание более тёмных с более светлыми создаёт здесь картинку.

– В современном театре, наоборот, чаще используется свет с красными фильтрами.

— Это буквально. Просто мы привыкли к тому, что за красным закрепился образ крови. Раз красное – значит, кровь, что‑то красное. Мы пытаемся уходить от этого буквализма. И вообще, буквальное восприятие только мешает. Хочется, чтобы зритель почувствовал напряжение не глазами, а откуда‑то изнутри, ощутил себя внутри сцены, пропустил увиденное через себя.

– Как рождается замысел световой партитуры?

— Сначала мы смотрим на эскиз, который нарисовал художник спектакля. Когда мы видим его, конечно, внутри возникают какие‑то ощущения. Начинаешь думать, почему здесь лодки, почему каркас ковчега, почему затёртые серые доски, мост… Затем мы смотрим репетицию, смотрим, как играют артисты, что они пытаются нам передать. Эти эмоции накладываются на впечатления от оформления сцены, и так возникают образы световых картин, мизансцен. Например, я включился в работу 22 ноября, когда приехал и посмотрел репетицию.

У нас работа начинается, когда есть уже все декорации, и когда спектакль уже отрепетирован. Так световые мизансцены получаются точными. Мы приступаем в последний момент к работе: в среднем – за неделю. Пять дней – это минимальный срок для того, чтобы нормально выставить свет.

Такое сравнение напрашивается: во всех коробках цветных карандашей есть белый карандаш, но сам по себе он не используется. Можно подчеркнуть белки глаз, сделать штришок, чтобы получился блик, и всё. Это похоже на то, чем вы занимаетесь?

— Белый в коробке с карандашами сделан для акцентов. Так и у нас. Есть картинка, а есть акценты, штрихи, детали. Они важны. Как только мы добавляем деталей, картинка обретает объём. А без деталей она может быть плоской, бесхарактерной. Так и карандаш: если белым на белом нарисовать, вы же вообще ничего не получите. А вот если вы белки глаз подрисуете, точечки, маленькие штришки, – рисунок сразу же наполнится, в любом случае – приобретёт что‑то. Для этого – белый карандаш. И для этого – световые детали.

– Каково быть приглашённым специалистом?

— Я считаю, что художник по свету должен работать на разных площадках. Благодаря тому что художник работает в других театрах, он приобретает дополнительный опыт, знакомится с другими характерами театральных площадок: другими размерами, архитектурой, расположением осветительных приборов. Так нарабатывается опыт. Хотя, конечно, это не должно превращаться в конвейер.

Я думаю, то, что ваш театр приглашает специалистов со стороны – это очень большой плюс. Каждый человек привносит сюда что‑то своё, предлагает новые решения, показывает, что возможно. Это замечательно.

Сильно ли отличается работа художника по свету на камерной сцене?

— Конечно. Только недавно я в театре сатиры с Фёдором Добронравовым выпускал спектакль «Старик и море» на очень небольшой сцене. Как‑то раз я с Петром Наумовичем Фоменко выпускал спектакль на очень маленькой сцене: в главной роли был Константин Аркадьевич Райкин. Там работа маленькая, но более сложная. Артист находится близко, зритель сидит на расстоянии двух метров, – публику обмануть уже невозможно. Зритель всё чувствует, всё понимает: приборы видно, провода видно, – магии никакой нет! Если прибор светит, и мы его видим – там одно ощущение. Но если прибора мы не видим, а свет идёт – это совершенно другое дело! Так что малая сцена – это испытание.

Некоторые думают, что свет существует как бы между прочим: «Светло, ну и нормально». Это вообще не характеристика для света – «светло» или «темно», как ни странно. Даже если вы включаете свет дома, он может быть разным: вот пришли вы с работы – включаете яркий свет; сели поработать и включили лампу – получился другой свет; включили телевизор, чтобы было уютно – третий свет. А если у вас два или три выключателя, вы можете сделать яркий, а можете – акцентный свет. Можете осветить какие‑то отдельные элементы: картины, вазочки… Или только вдоль стены свет включить – и совсем уже другое настроение: вы сидите спокойно, свет расслабил вас. Вот и всё: как минимум, четыре или пять источников света можно насчитать в одной комнате. Или человек идёт мимо дома и видит освещение. Но как дом так освещён? Пилястрочки – вот так, карнизы – вот так… Человек обычно не замечает нюансов, он просто видит, что красиво.

– Или замечает, когда свет гаснет!

— Да, да, да! «Темновато что‑то стало!»

Полная версия текста здесь
Назад
СМИ о насвсе
Ближайшие спектакли
16+
Драма (Основная сцена)
Б. Пастернак
Режиссёр - Андрей Тимошенко

Продолжительность спектакля — 3 часа 20 минут (с антрактом).

Несчастья приходят в наши дома, не спрашивая разрешения, и тогда лопаты вдруг оборачиваются ружьями со штыками, а швейные машинки стрекочут пулеметной очередью. Что происходит в этот момент с человеком? Можно ли обрести счастье и гармонию, когда вокруг тебя всё рушится? Борис Пастернак был уверен, — да, есть место чуду и оно живет в добром сердце человека, и тогда наступает — время живых (#времяживаго — хештег премьеры «Доктор Живаго»).

«Доктор Живаго» - это спектакль по одноименному роману про неидеального героя, который вопреки, а не благодаря эпохальным, трагическим событиям с 1917 по 1922 год сумел стать лучшей версией себя. Поэзия здесь выступает важнейшим действующим лицом, философия условием существования, а место действия — погост...


«В этой грандиозной эпопее отражено много сложных важных исторических этапов нашей страны. Но главное для меня здесь — история про человека — образованного, интеллигентного, одарённого, жившего в непростое время. Почему, оказавшись в этой ситуации, Юрий Живаго не стал выживать любой ценой, как поступило бы большинство? Главный герой достойно прошёл все перипетии и пронёс сквозь боль свою любовь и творческую музу, стал поэтом и философом. Путь и выбор художника, духовный рост — вот, что меня здесь интересует. В спектакле активно используем приёмы игрового театра, которые в 88-м сезоне мы продемонстрировали зрителям в спектакле «Спасти камер-юнкера Пушкина» (когда артист играл по несколько ролей, мастерски перевоплощаясь)», - Андрей Тимошенко.

Этот спектакль в полутонах, миражах, отголосках, образах и блужданиях по глубинам души. Это спектакль для тех, кто ценит и любит русскую литературу и поэзию. Инсценировка написана с сохранением первоисточника, и у зрителя будет возможность насладиться языком и стилем нобелевского лауреата.

«Я попытался сохранить линейный сюжет, насколько это возможно, выбрал самые важные события, без которых нельзя. Так, например, смерть матери, первая встреча с Тоней, свадьба, война, госпиталь, Москва. Есть сцены, которые не являются событийными, но они колоритные, где есть актёру поиграть. Мы начинаем спектакль на погосте и проходит он под знаком смерти. Как говорится, мы все под Богом ходим. При этом главная мысль романа для меня в том, что человек бессмертен. «Смерти нет», - говорит Юрий Живаго. Но только в том случае, если сам человек не подвержен разрушительному началу, тогда он умирает вместе с этим разрушением, оно его поглощает. А человек творческий создаёт и утверждает жизнь. Таков и наш доктор. Он достойно проходит сложный путь, становится поэтом и философом, а его философия жизни кроется в стихах», - Андрей Тимошенко.


СМИ о спектакле:

Пресс-служба театра: Андрей Тимошенко: «Главная мысль романа для меня в том, что человек бессмертен»
Пресс-служба театра: Балетмейстерами спектакля «Доктор Живаго» стал хореограф Михайловского театра и её ученица
Пресс-служба театра: #времяживаго - Архдрама открывает 89-й театральный сезон
ИА «Регион 29»: Смерти нет, Юрочка: в архангельском театре драмы вышел «Доктор Живаго»
ИА DVINA29: Архдрама представила спектакль «Доктор Живаго»
ГТРК «Поморье»: Сегодня вечером в Архангельском театре драмы открытие 89 сезона
ИА «Регион 29»: Сейчас в регионе - Время Живаго - время живого
News29.ru: Премьера спектакля «Доктор Живаго» прошла в Архангельске
«БИЗНЕС-КЛАСС Архангельск»: Судьбы скрещенья: премьера «Доктор Живаго» в Архангельском театре драмы
«Правда Севера»: В Архангельском театре драмы открылся новый, 89‑й, сезон
ПТЖ: СЛЕТАЛИСЬ… ПАДАЛИ… ТЕРЯЛИСЬ…
PLUS: Архдрама взяла в союзники поэзию


Премьера состоялась 24 сентября 2021 г.


Инсценировка, сценографияАндрей Тимошенко
Художник по костюмам — Ирина Титоренко
Балетмейстер — Мария Большакова, Екатерина Плешкова
Художник по свету — Ольга Раввич
Хормейстер — Олег Щукин
Спектакль ведёт Юлия Сядей

Подробнее
6+
Волшебное путешествие (камерная сцена)
А.С. Пушкин
Режиссёр - Алексей Ермилышев

Продолжительность - 55 минут (без антракта)

«Сказка о царе Салтане» продолжает размышления о вечных ценностях, которые мы воспитываем в своих детях: победе добра над злом и тем, что справедливость всегда берёт верх, а жадность и зависть ждёт наказание.

Постановка по Александру Пушкину “Сказка о царе Салтане” (режиссёр - Алексей Ермилышев) приглашает самых маленьких зрителей на камерную сцену. С первых минут просмотра спектакль намекает, что скучать не придётся, - здесь и динамичные пластические рисунки, и мультфильм прямо на декорации, и театр теней, и чревовещание, и летающий над зрителями комар, и преображения артистов из роли в роль прямо на сцене...А прекрасный добрый юмор особенно заинтересует взрослых.

_-_.jpg

Алексей Ермилышев, режиссёр театра: 

«Получился целый мультфильм. Он украсил нашу постановку, ориентированную на самых маленьких: огромные корабли ходят перед самым носом у зрителей. Задействуем приём 3D-мэппинга. Спектакль получился волшебным, как вечер, когда для детей читают сказку перед сном. Вообще, в создании сказки много свободы. Законы для сохранения «сказочности» придумали сами и им следуем. Интерактив, который мы приготовили для детей, также вписался в эти рамки, не нарушив атмосферу».

Интересный факт: вязаные элементы костюмов и реквизита принадлежат ловким рукам актрисы театра и засл.арт. РФ Елены Смородиновой, исполняющей в спектакле роль Ткачихи.

СМИ о спектакле: 
«Регион 29»: «Гвидон носа не подточит: «архдрама» превратила «Сказку о царе Салтане» в 5D-мультфильм»

Премьера состоялась 23 декабря 2018 года

Инсценировка, музыкальное оформление - Алексей Ермилышев
Сценография, костюмы - Андрей Тимошенко
Художник по свету - Михаил Юданов 
Звукорежиссёр - Ярослав Антропов
Хореограф - Ольга Мурашова
Видеоконтент - Александр Менухов, Сергей Жигальцов
Спектакль ведёт Юлия Сядей

Подробнее