Версия для слабовидящих
Размер шрифта:
A A A
Цветовая схема:
Ц Ц Ц
Обычная версия сайта

СМИ о нас

ПТЖ: СЛЕТАЛИСЬ… ПАДАЛИ… ТЕРЯЛИСЬ…

19.11.21
Автор: Алексей Исаев
Фото: Екатериан Чащина
Источник: https://ptj.spb.ru/blog/sletalis-padali-teryalis/


«Доктор Живаго». Б. Пастернак
Архангельский театр драмы им. М. В. Ломоносова
Инсценировка, постановка и сценография Андрея Тимошенко

Помост во всю ширину сцены, наклоненный одновременно к зрительному залу и к правой кулисе, предполагает легкое скольжение, скатывание вниз или трудное восхождение наверх. Но ни того, ни другого в спектакле Андрея Тимошенко «Доктор Живаго» в Архангельской драме не будет. Этот сценографический образ лежит между полем, которое перейти, как известно, много проще, чем прожить жизнь, и зыбким раем в Варыкино, где на короткое время затаились сбежавшие от мировых потрясений любовники. Но больше всего он рифмуется с супрематическими формами Малевича, обретшими в спектакле свой пространственный объем и живописную рифму к пастернаковским «кружкам и стрелам». И это ничуть не удивительно, учитывая, что поэт и художник неоднократно «встречались» в 1919–1920 годах на страницах журнала «Пути творчества», издаваемого в Харькове.

sletalis-padali-teryalis9.jpg

На этом супрематическом помосте, революционном символе не жизни, но ее трагического извода, как бусины, будут рассыпаны сцены из романа, и строчка за строчкой сложатся в стихи из тетради Юрия Живаго, соединят в себе гамлетовский порыв и евангельское смирение. Они по ходу действия будут разрезать ткань спектакля тонким лезвием высокого призвания героя, становиться той самой «драмой долга и самоотречения», которую увидел Пастернак в крестном ходе принца Датского по шекспировскому сюжету. Сочиняя при этом свой, ставший стихотворным эпилогом, по разлинованным листам которого мятежный принц прямиком попадет из Эльсинора в Гефсиманский сад. Так чаша неотвратимости пути станет в итоге чашей принятия мученичества. Это и есть путь Юрия Живаго — лишенного воли трагического героя, душа которого горит одинокой свечой среди февральской метели — «Мело, мело по всей земле…»

sletalis-padali-teryalis1.jpg

Но в самом спектакле нет этого стихотворения — есть другие, свистящими пулями летящие сквозь мятежный снег, а этого нет. Тем не менее оно ощущается в структуре самого действия — от смены полюсов, когда красные сменяют белых, и наоборот, до трагической антиномии «человек — история». Поэтический же рубленый слог «Доктора Живаго», позволяющий рассматривать это произведение как вполне модернистский роман, закономерно увлекает за собой и постановщика Андрея Тимошенко, диктуя и надбытовой способ существования актера, и сценографическое решение, и композиционный монтажный строй повествования, но при этом во многом все-таки мелодраматическое прочтение истории любви Лары и Юрия. Любви во время войны. По этому принципу и отбираются сцены из романа, хотя иногда кажется, что режиссеру просто жалко того или иного эпизода и он вставлен в сюжет спектакля для атмосферы, драматургической связки или просто дополнительной актерской краски, как, например, эпизод с фронтов Первой мировой войны: за длинными красными кумачами скрываются безликие солдаты в противогазах, спасающиеся от химической атаки. Но есть в этих монтажных сценах и лихо найденные образы, как, например, лопата, используемая в качестве винтовки: с одной стороны, это крестьяне, разогнувшиеся от земли и ушедшие на войну, а с другой — безжалостные военные могильщики мирной жизни.

sletalis-padali-teryalis2.jpg

Сам же спектакль устроен по принципу античного театра. Протагонисту Юрию Живаго (Дмитрий Беляков) противостоит антагонист Комаровский (Иван Братушев), а в качестве хора, всегда существующего единой группой, выступают рабочие, крестьяне, партизаны, махновцы, девицы мадам Флёри — то есть весь тот людской исторический фон, который к антракту становится все мощнее и требовательнее, закручивая в свой водоворот и Живаго, и Лару. И в этих отношениях между героем и хором видится противостояние частного и коллективного, человека и истории. Прав здесь Вознесенский, впервые, по словам Дмитрия Быкова, сформулировавший новую концепцию романа: «Мы все привыкли, что человек для истории. И вдруг оказалось, что история для человека». Андрей Тимошенко так и ставит. История в спектакле — только фон для человеческой судьбы, прочерченной по ней рельефным пунктиром.

sletalis-padali-teryalis8.jpg

Скажу больше, Андрей Тимошенко ставит трагический карнавал, маски которого на елке у Свентицких закружат всех в немыслимом, инфернальном танце, сравнимом разве что с ибсеновской тарантеллой. В итоге все разрядится выстрелом (реальным на елке и метафорическим — в жизни), который достигнет своей цели лишь в конце спектакля — Живаго скатится в самый угол помоста к авансцене с остановленным от всей этой круговерти сердцем. Его с силой вытолкнет из жизни тот самый хор — словно сама история выстрелит человеком, насладившись сполна его несчастной судьбой, как нектаром. Тот самый хор, который в финале станет эквивалентен злому року (какое мощное сценическое развитие!), перемалывающему героя своими беспощадными жерновами, — вот и этот человек переменил свою участь от счастья к несчастью, вот и эта жертвенная душа теперь может спокойно отделиться крестом от тела.

sletalis-padali-teryalis4.jpg

Библейский пласт — еще один уровень считывания заложенных в спектакле смыслов. И здесь нужно отдельно сказать о Комаровском. В архангельском «Докторе Живаго» он выступает в роли своеобразного демонического персонажа, такого русского Мефистофеля, приглашающего Живаго к путешествию по собственной судьбе с неизбежным финалом. Обладающий отрицательной харизмой артист Иван Братушев ведет свою роль отточенно и остро, не давая ни на минуту расслабиться пребывающему в поэтической стигме Живаго. Сухо и сдержанно, он всякий раз возвращает его в намеченную колею мытарств, почти без повышения голоса, уверенно, со знанием дела. Словно на псарне, виртуозно орудуя поводком-кнутом, он привлекает к себе Лару (Нина Няникова) и держит на расстоянии Юрия. Кажется, что только такой циник и способен обладать слегка высокомерной красавицей барышней, рано познавшей мужское внимание. И так и было бы, если бы он внезапно не исчез практически из всего второго акта, появившись только в сцене варыкинского рая — главной сцене спектакля.

sletalis-padali-teryalis5.jpg

В ней сосредоточена вся история новоявленных Адама и Евы, дана крупным планом. На сцене только двое — Юрий и Лара. На сцене почти всегда только двое, и даже Тоня (Екатерина Зеленина) проходит лишь по дальнему краю этой трагической воронки, остальные и вовсе — дальние спутники. Эти двое окружены безмятежным светом, за которым проступает трагическая бездна космоса. Они — словно яркая вспышка посреди распадающейся связи времен, нулевая точка покоя, за которой ощущается гигантское пустое пространство. С одной стороны, это понятная и сверхсимволическая сцена. С другой, именно она снижает весь трагический настрой спектакля утомительно долгим мелодраматическим звучанием с непременным выбрасыванием в черноту сценического неба февральского снега, напоминающего лепестки яблоневых цветов, лишь только намекающих на библейский грех. Змей-искуситель Комаровский не заставит себя ждать и очень быстро, исходя из своего характера, приведет любовников к ожидаемому хрестоматийному изгнанию из рая. Дальше — только старость и смерть, растянутая в спектакле на три долгих финала, словно постановщик еще не надышался атмосферой трагической судьбы, еще не выбрал для героя финальную точку и множит его страдания, а заодно и испытывает терпение зрителя — действие все продолжается и продолжается даже тогда, когда смерть Живаго, казалось бы, должна уже остановить это бесконечное колесо сценического обозрения романа.

sletalis-padali-teryalis6.jpg

В спектакле задан особый способ актерского существования. Андрей Тимошенко лишает действие авторского голоса. Он не звучит за кадром, в спектакле нет персонажа «от автора», и даже сам автор не появляется в качестве рассказчика. Авторский текст поделен между действующими лицами, создавая остранение артиста от своего персонажа, что позволяет не то чтобы взглянуть на героя со стороны, но придать ему еще одно измерение, дополнительный объем. Этот зазор минимален, но крайне выразителен. Данный прием не выводит артиста из роли, он существует как дополнительное внешнее «я», как параллельный взгляд на ту же реальность. Он сродни кубистической развертке, что позволяет разворачивать характер перед зрителями всеми гранями, забирая из литературы больше, чем при обычной диалогической структуре повествования. Задача, прямо скажу, не из легких. Иногда, к примеру, в больших разговорных кусках, когда этот зазор как будто бы не нужно иметь в виду, артисты резко уходят в пафос и наигрыш, сразу схлопывая развернувшуюся перед зрителем глубину в иллюстративную плоскую картинку.

sletalis-padali-teryalis7.jpg

Тем не менее, «Доктор Живаго» в Архангельске состоялся. И если пастернаковский герой — это воплощение внутреннего беспокойства, сомнений, роковой любви и земной жизни, ни белый, ни красный — интеллигент в шинели без погон, как будто тянущий за собой воз братоубийственной истории всего двадцатого века, то архангельский Живаго — не поэт, хотя и читает стихи, и даже не доктор, хотя и показан в нескольких сценах в халате, он — растерянный человек, оказавшийся на этой земле в тот самый миг, когда порвалась связь времен. Конечно, он тоже Гамлет — но Гамлет, лишь констатирующий ад на земле, разверзшийся всего лишь ради двух пригоршней снега в Варыкине, где был он на мгновение счастлив, перед тем как окончательно расстаться. И с единственной женщиной, и со всем миром. Но кажется, что для жизни этого было вполне достаточно.

Назад
СМИ о насвсе
Ближайшие спектакли
6+

Легенда (основная сцена)
Р. Киплинг
Режиссёр - Михаил Кузьмин

Продолжительность — 1 час 30 минут (без антракта)

Вдохновлённый фильмами Гая Ричи и компьютерной игрой «Horizon», Михаил поставил спектакль с возрастным ограничением 6+.  

Несмотря на то, что спектакль рассчитан на детскую аудиторию, по задумке режиссёра это очень драматическая, трогательная и серьёзная постановка. Безусловно, зрителя ждёт и юмор, и зрелище. «Спектакль получился многослойным, и это меня радует. Помимо темы ответственности в историю заложено много всего. А роль режиссёра для меня испытание, пусть и приятное. Мне нравится, когда нужно быть всегда включенным в процесс. Я рад, что в спектакле, хоть он и детский, получилось много смыслов, символов. Его можно разгадывать, рассуждать», - Михаил Кузьмин.


«У режиссёра были конкретные запросы к ключевым картинам: когда волки собираются на свой совет – один свет из совета в совет, для Шер-Хана всегда – красный, и т.д. Какими цветами, какими приборами, с какого угла подсвечивать декорации – моё решение. И в целом, поскольку на сцене джунгли, световое решение должно было быть тёмным с какими-то акцентными деталями. Стараюсь сделать так, чтобы читался рельеф. Это уже складывается из опыта. Я считаю, у нас всё получилось», - Ольга Раввич, художник по свету.


«Во время репетиций бывали перестановки. Например, соответственно пластическим возможностям из стаи волков переходили к бандар-логам, и наоборот. Бралась за основу индивидуальность артистов труппы. А я считаю, что у вас очень способная труппа», - Александр Любашин, хореограф.


«При создании костюмов не хотелось прямой иллюстрации - зверей с ушками, хвостиками и прочим. Хотелось, чтоб зверь получался в совокупности поведения, движения и костюмов. Всего несколько животных можно было сделать ярче, чем сами джунгли, ведь вообще звери прячутся внутри леса, потому должны быть в гамме. Предполагали сразу, что будет много движения, поэтому костюмы должны не только не мешать, но и помогать доигрывать движения», - Ирина Титоренко, художник по костюмам.


СМИ о спектакле:

Пресс-служба театра: Новогодняя кампания в Архдраме: «Маугли» и «Сказка об Одиссее»

«Регион 29»: Возвращение блудного сына, или джунгли навсегда: в архангельском театре драмы идёт спектакль-легенда о Маугли

ГТРК «Поморье»: «Маугли» и «Сказка об Одиссее»

«Всвязке-юниор» телеканала «Регион 29»: премьера «Маугли» и «Сказка об Одиссее»

Время приключений: Юлия Клейман о «Маугли» и «Сказке об Одиссее»


Премьера состоялась 24 декабря 2020 года.


Инсценировка - Михаил Кузьмин

Сценография - Андрей Тимошенко

Костюмы - Ирина Титоренко

Хореография - Александр Любашин

Композитор - Леонид Лещёв

Художник по свету - Ольга Раввич

Спектакль ведёт Юлия Сядей


Подробнее
12+

Реставрация в одном действии (камерная сцена)
А. Твардовский
Режиссёр — Алексей Ермилышев 


Продолжительность — 1 час 45 минут (без антракта)


Спектакль — попытка восстановить в памяти мифического героя Василия Тёркина, героя эпоса и в то же время — героя живого, настоящего. Как реставраторы возвращают к жизни, казалось бы, навсегда утраченную фреску, слой за слоем восстанавливая древнее изображение, так и четверо актеров разыграют этот текст — сначала в шутку, а затем… и сами не заметят, как он приобретёт для них глубокий смысл. Неслучайно жанр спектакля — реставрация в одном действии.


Тихоновец, критик
       Татьяна Тихоновец, театральный критик:

«Грамотно сделанная, правильная сценография, дающая возможность сочинить из неё всё, что угодно. Редко ставят „Тёркина на том свете“. Этот переход меня вдохновил. Я видела много „Тёркиных“, но впервые встречаю в театре, чтобы эту часть включили в постановку, да ещё и закончили ей, без пафоса. Это совершенно другой Тёркин, совершенно другой Твардовский».



*Спектакль стал лауреатом в номинации «Ни пуха, ни пера» на фестивале «Подмосковные вечера» (Мытищи, 2016 г.)

*Спектакль получил главный приз на фестивале «У Троицы» (Сергиев Посад, 2017 г.)

*Спектакль участвовал в престижном фестивале «Уроки режиссуры. Биеннале театрального искусства» (Москва, 2017 г.)

*Спектакль вошел в программу федерального проекта «Театральная Россия»



Конкурс рецензий Биеннале театрального искусства:

Лизавета Исаева

Варя Андреева


СМИ о спектакле:

«Регион-29»: Самый крутой за 85 лет

Газета «Известия»: Василия Теркина сыграли на троих

Журнал «Театрал»: Вот стихи, а все понятно, все на русском языке

«Регион 29»: «Василий Тёркин» архангельского драмтеатра взял гран-при международного фестиваля

«Правда Севера»: Спектакль Архангельского драмтеатра завоевал Гран-при международного фестиваля

Газета «МК в Архангельске»: «Василий Тёркин» Архангельского драмтеатра взял гран-при на международном фестивале

«Правда Севера»: Архангельский театр драмы показал «Василия Тёркина» к 23 февраля


Премьера состоялась 1 мая 2015 года


Сценография и костюмы — Андрей Тимошенко
Спектакль ведет Наталья Афонина


Подробнее
16+
Драма (Основная сцена)
Б. Пастернак
Режиссёр - Андрей Тимошенко

Продолжительность спектакля — 3 часа 20 минут (с антрактом).

Несчастья приходят в наши дома, не спрашивая разрешения, и тогда лопаты вдруг оборачиваются ружьями со штыками, а швейные машинки стрекочут пулеметной очередью. Что происходит в этот момент с человеком? Можно ли обрести счастье и гармонию, когда вокруг тебя всё рушится? Борис Пастернак был уверен, — да, есть место чуду и оно живет в добром сердце человека, и тогда наступает — время живых (#времяживаго — хештег премьеры «Доктор Живаго»).

«Доктор Живаго» - это спектакль по одноименному роману про неидеального героя, который вопреки, а не благодаря эпохальным, трагическим событиям с 1917 по 1922 год сумел стать лучшей версией себя. Поэзия здесь выступает важнейшим действующим лицом, философия условием существования, а место действия — погост...


«В этой грандиозной эпопее отражено много сложных важных исторических этапов нашей страны. Но главное для меня здесь — история про человека — образованного, интеллигентного, одарённого, жившего в непростое время. Почему, оказавшись в этой ситуации, Юрий Живаго не стал выживать любой ценой, как поступило бы большинство? Главный герой достойно прошёл все перипетии и пронёс сквозь боль свою любовь и творческую музу, стал поэтом и философом. Путь и выбор художника, духовный рост — вот, что меня здесь интересует. В спектакле активно используем приёмы игрового театра, которые в 88-м сезоне мы продемонстрировали зрителям в спектакле «Спасти камер-юнкера Пушкина» (когда артист играл по несколько ролей, мастерски перевоплощаясь)», - Андрей Тимошенко.

Этот спектакль в полутонах, миражах, отголосках, образах и блужданиях по глубинам души. Это спектакль для тех, кто ценит и любит русскую литературу и поэзию. Инсценировка написана с сохранением первоисточника, и у зрителя будет возможность насладиться языком и стилем нобелевского лауреата.

«Я попытался сохранить линейный сюжет, насколько это возможно, выбрал самые важные события, без которых нельзя. Так, например, смерть матери, первая встреча с Тоней, свадьба, война, госпиталь, Москва. Есть сцены, которые не являются событийными, но они колоритные, где есть актёру поиграть. Мы начинаем спектакль на погосте и проходит он под знаком смерти. Как говорится, мы все под Богом ходим. При этом главная мысль романа для меня в том, что человек бессмертен. «Смерти нет», - говорит Юрий Живаго. Но только в том случае, если сам человек не подвержен разрушительному началу, тогда он умирает вместе с этим разрушением, оно его поглощает. А человек творческий создаёт и утверждает жизнь. Таков и наш доктор. Он достойно проходит сложный путь, становится поэтом и философом, а его философия жизни кроется в стихах», - Андрей Тимошенко.


СМИ о спектакле:

Пресс-служба театра: Андрей Тимошенко: «Главная мысль романа для меня в том, что человек бессмертен»
Пресс-служба театра: Балетмейстерами спектакля «Доктор Живаго» стал хореограф Михайловского театра и её ученица
Пресс-служба театра: #времяживаго - Архдрама открывает 89-й театральный сезон
ИА «Регион 29»: Смерти нет, Юрочка: в архангельском театре драмы вышел «Доктор Живаго»
ИА DVINA29: Архдрама представила спектакль «Доктор Живаго»
ГТРК «Поморье»: Сегодня вечером в Архангельском театре драмы открытие 89 сезона
ИА «Регион 29»: Сейчас в регионе - Время Живаго - время живого
News29.ru: Премьера спектакля «Доктор Живаго» прошла в Архангельске
«БИЗНЕС-КЛАСС Архангельск»: Судьбы скрещенья: премьера «Доктор Живаго» в Архангельском театре драмы
«Правда Севера»: В Архангельском театре драмы открылся новый, 89‑й, сезон
ПТЖ: СЛЕТАЛИСЬ… ПАДАЛИ… ТЕРЯЛИСЬ…
PLUS: Архдрама взяла в союзники поэзию


Премьера состоялась 24 сентября 2021 г.


Инсценировка, сценографияАндрей Тимошенко
Художник по костюмам — Ирина Титоренко
Балетмейстер — Мария Большакова, Екатерина Плешкова
Художник по свету — Ольга Раввич
Хормейстер — Олег Щукин
Спектакль ведёт Юлия Сядей

Подробнее