Версия для слабовидящих
Размер шрифта:
A A A
Цветовая схема:
Ц Ц Ц
Обычная версия сайта

СМИ о нас

Блогер lisisica. Я, вообще, театр не люблю

18.02.17
Я, вообще, театр не люблю. Выглядеть надо прилично, ну, хотя бы чуть приличнее, чем обычно, опять же, с попкорном и салатиком не придешь, люди строгие сидят, важные… Артисты, опять же, на сцене, втягивают тебя в повествование на три часа. Сидишь, сам не свой, выходишь с новыми мыслями, ноги легкие, голова огромная, сама где-то не в себе… Как такое любить! Это же катарсис, душа думать начинает, мозг тоже подключается…

Ужасно, правда?

Хотя, доля истины в этом есть — пьеса, даже если она на камерной сцене, даже если она идет всего полтора часа, даже если все эти полтора часа ты хихикаешь, зажимая рот ладошкой — это испытание.

Не каждый готов прийти одним человеком, а выйти другим. Потому что ты всегда выходишь другим из театра.

«Две дамочки в сторону Севера» на камерной сцене нашей Архдрамы — это было мое маленькое путешествие за новым кусочком мозаики, чтобы вставить его на образовавшееся в душе место.

История двух француженок, которые везут прах своей матери на могилу своего отца (забыв за двадцать пять лет, где она), идет в интерпретации Алексея Ермилышева. И я очень жалела, что по дороге с работы не захватила подарка замечательному режиссеру. Бежала очень. Боялась опоздать.

Не забудьте цветов и ему, когда пойдете смотреть.

Стоит ли говорить, что пьеса на бумаге и пьеса на сцене — это разные пьесы.

Прочитав ее, ты не ощущаешь того, что ощущаешь, посмотрев ее.Ты видишь новых героев, не тех, что существовали в твоем воображении, ты слышишь другие слова (пусть они и те же самые, но они совершенно другие), ты находишь новые символы…

Здесь: игра, дети, смерть и Воскресение. Вся пьеса, на самом деле, про в(В)оскресение и смерть. Воскресенье, как день недели, который, кажется, вечен, воскресающие в памяти люди с фотографий, воскресающие на миг имена с надгробий и Воскресающие героини…

Алексей говорит, они уснули, а я говорю — умерли… Вот такие у нас с режиссером разные видения оказались… Он говорит — девочки поиграли во взрослых, а я говорю — они вернулись к истоку, и все это — их дневник, который мы листаем…

Здесь — удивительный визуальный ряд, который дает выдохнуть между сценами — рисунки песком — множество рисунков, которые проецируются на нитяной занавес и от этого кажутся еще более волшебными (их создавал Александр Менухов), очаровательные Павел и Александр (они двигаются просто прекрасно, спасибо Ольге Мурашовой), фееричные Людмила Советова и Галина Морозова…

И внезапная и невероятная игра со зрителями.

Что ощущает человек, у которого в руках пусть и бутафорское, но — надгробие, и на которого в упор смотрит Аннета или Бернадетта и читает историю его смерти?

Что ощущает человек, неподалеку от которого раздается недовольный голос из зрительного зала? Что ощущает человек, когда актер приглашает его танцевать?! (я, кажется, дважды наступила на ногу своему кавалеру…)

Вообще, все в комплексе — и огромная кровать, которая перевоплощается то в автобус, то в могильную плиту, то в полицейский участок, и проецирующиеся картины, и молчаливые слуги просцениума, и актрисы со своей коробкой, — все это завораживает сразу. Вот сразу с первых двух вдохов и выдохов.

Алексей сказал — пьеса про смерть. Все великое — про любовь, про дружбу, про смерть или про жизнь. Здесь — про все, про смерть — очень много, все, что говорят в пьесе про смерть — тянет за собой что-то важное про жизнь…

Потому что ноги, стринги и короткое платье — это тоже про жизнь. И про скрип кровати в соседней комнате, и про первую и шестую банку пива.И про любовь здесь есть — несбывшуюся и великую: «Она любила только одного мужчину!». И про дружбу есть, конечно же, потому что сестры…

Алексей сказал — черная комедия, я говорю — щемящая лирика, а то, что ты смеешься… Разве не смеешься вместе с тем, что любишь?

Это была прекрасная пятница, правда. Это была пятница, от которой хочется летать.
Это была пьеса, от которой хотелось летать.

Я больше ничего не скажу, чтобы не мешать чужим впечатлениям. Я даже пока не очень уверена, что хочу все пережитое обсуждать, потому что очень уж оно камерное. Как сцена.

Чуть позже.

Приходите туда вдвоем с лучшей подругой или другом, с братом или сестрой, с мамой и папой. Приходите туда своим кругом. Вам будет, что пережить вместе.
Назад
СМИ о насвсе
Ближайшие спектакли
6+
В рамках Всероссийского Виртуального Концертного Зала 17 и 29 июня состоятся трансляции концертов XVI международного конкурса им. П.И. Чайковского. Архангелогородцы смогут посмотреть музыкальное состязание и в «Архдраме».

Международный конкурс им. П.И. Чайковского традиционно является стартовой площадкой для молодых одаренных музыкантов, дает им возможность обрести любовь публики и признание мирового профессионального сообщества, начать блестящую международную карьеру.

В России Конкурс имеет статус национального достояния отечественной музыкальной культуры. Каждый раз его проведение становится одним из главных событий общественной и культурной жизни страны.

В мае этого года в Архангельском драматическом давал концерт Денис Мацуев, победитель конкурса в 1988 году. Аншлаг был объявлен задолго до даты события, которое после собрало несметное количество восторженных отзывов, что ясно говорит: наша публика любит классическую музыку.

17 июня 19:00 – открытие конкурса, 29 июня 21:00 – закрытие

Подробнее
16++
Трагедия (основная сцена)
Пьеса - У. Шекспир
Режиссёр - Андрей Тимошенко
Подробнее
16++
Трагедия (основная сцена)
Пьеса - У. Шекспир
Режиссёр - Андрей Тимошенко
Подробнее