Версия для слабовидящих
Размер шрифта:
A A A
Цветовая схема:
Ц Ц Ц
Обычная версия сайта

Пресс-служба

Алексей Ермилышев: «Мне импонирует выбор Дмитрия Карамазова»

19.04.21
Стать свидетелем расследования великой тайны зрители Архангельского театра драмы имени М.В. Ломоносова смогут 7 и 8 мая на премьере спектакля «КАРАМАЗОВЫ. МЫТАРЬ». В преддверии премьеры режиссёр спектакля, автор инсценировки Алексей Ермилышев рассказал о том, почему выбрал именно линию Дмитрия Карамазова и раскрыл некоторые постановочные секреты.

 — В какую эпоху происходит действие?

 — Я не люблю, когда в спектаклях совсем меняют эпоху и таким образом начинают причесывать источник под современность и даже перестраивать сюжет. В «Мытаре» угадывается XIX век, например, в костюмах — длинные юбки, шляпы, корсеты, но это не точное совпадение, не реконструкция. Я решил стереть время, потому что оно становиться по сути неважным, главное — это то, что происходит в душе мытаря. Например, пистолеты, которые выкупает Митя, у нас начала XX века, хотя в источнике это дуэльные пистолеты. Лаконичная сценография так же не дает привязки к определённому месту действия. Все происходит вне времени и пространства, если бы человек остался наедине со своими страхами, мыслями, верой. Это место, где все сожжено, где ничего уже нет, осталась полная безнадёга. Принимая на себя муку, Дмитрий спасает свою душу.

 — Одна из основных тем в произведениях Достоевского — это отношения церкви, человека и общества? Эта тема раскрывается в спектакле?

— Я взял очень светскую историю: выяснение всех обстоятельств судебного дела. В романе и правда много богословских высказываний и персонажей — монахи, иеромонахи, схимники, старцы. Но в спектакле они почти все лишены слова. В фокусе — расследование убийства и то, как Дмитрий принимает на себя кару. При этом, конечно, интересно посмотреть, как институт веры и институт гражданского общества  в романе вступают в серьёзное противоречие, потому что это реалии и сегодняшнего дня.

В итоге каждый человек остается наедине с собой и только он решает, какой выбор делает. Поэтому путь Дмитрия мне очень импонирует. Представьте, в следствии много зацепок, благодаря которым Дмитрий мог бы спастись. Ему даже подкидывают эти возможности, помогают наклонить в сторону аффекта. В то время появились только-только суды присяжных, было модным оправдывать преступников, показывать великодушие государственной машины. «Вы были в беспамятстве?», — спрашивает адвокат Дмитрия. Он не соглашается, потому что соврать —  это против чести, хотя бы и помогло для спасения своего тела, но не для спасения своей души.

 — У Достоевского преступление — это катализатор того, что скрыто внутри человека. В наше время это актуально?

 — Это актуально всегда, эти вопросы вечны и будоражат человечество с самого зарождения, начиная с Каина. Но тогда, если человек совершил преступление, то для всех очевидно, что это явное зло, сейчас же граница между добром и злом стирается. Мы знаем такие истории, когда В 90-е годы преступник только что убил человека, а потом идет свечку ставить. Как это уживается в человеке?

 — Какая команда работает над спектаклем?

 — Лаконичную и символичную сценографию создаёт Андрей Тимошенко, монохромные костюмы от Ирины Титоренко, завораживающий свет от Ольги Раввич и видеомеппинг от Сергея Жигальцова. Декорации минималистичны, в центре огромный стол в виде креста, который трансформируется и по-разному используется актёрами.

 — Сильно ли изменился текст первоисточника?

 — Сам текст романа я никак не менял. Инсценировка — это нелинейный монтаж диалогов, сцен, связанных с Дмитрием Карамазовым. Тоже самое и с персонажами  — это те герои, которые хоть как-то влияли на его поступки и решения. Форма повествования — это следственный эксперимент, выяснение всех обстоятельств дела.
Назад
Другие новостивсе
Ближайшие спектакли
16+

Лирическая драма (камерная сцена\средний формат)
Л. Зорин
Режиссёр —  Александр Дубинин


Продолжительность — 1 час 50 минут (без антракта)


Она — студентка консерватории, будущая известная польская певица, он — простой советский парень. Они влюблены, но не могут быть вместе из-за установленного запрета на браки между гражданами разных стран. Это послевоенная история любви, которая, по словам автора, обречена — «потому что государство сумеет растоптать вас своим паровым катком…» Но спектакль все же не о государственной машине, а о человеческих отношениях. Потому что в первую очередь от нас самих, от нашего выбора, желания и силы воли зависит, какая судьба будет у нашей любви…


ТРЕЙЛЕР


Премьера состоялась 24 мая 2015 года 


Художественный руководитель проекта, сценограф, художник по костюмам — Андрей Тимошенко 
Музыкальное оформление — Леонид Лещёв
Световое оформление — Алексей Расходчиков 
Спектакль ведет  Наталья Афонина

Подробнее
16+
Открытая читка текстов В. Баюклина с артистами Архдрамы
Режиссёр - Андрей Гогунъ

«Это тексты, собранные из постов интересного автора в социальной сети Владимира Баюкина. Мне хочется сделать серию преставлений в формате TED — яркие, живые выступления спикеров, в нашем случае актеров. Будет использована творчество композитора, который никому пока неизвестен, но делает очень интересную музыку. Надеюсь, она станет музыкальным оформлением читки», — поделился замыслом режиссер Андрей Гогун.

Подробнее
+
Открытая читка текстов В. Баюкина с артистами Архдрамы
Режиссёр - Андрей Гогун

«Это тексты, собранные из постов интересного автора в социальной сети Владимира Баюкина. Мне хочется сделать серию преставлений в формате TED — яркие, живые выступления спикеров, в нашем случае актеров. Будет использована творчество композитора, который никому пока неизвестен, но делает очень интересную музыку. Надеюсь, она станет музыкальным оформлением читки», — поделился замыслом режиссер Андрей Гогун.

Подробнее