Версия для слабовидящих
Размер шрифта:
A A A
Цветовая схема:
Ц Ц Ц
Обычная версия сайта

Пресс-служба

Ирина Титоренко: «Карамазовы — это история русская; это наши страсти, наши страдания».

28.04.21

В преддверии премьеры в Архангельском театре драмы «Карамазовы. Мытарь» мы поговорили с художником по костюмам спектакля Ириной Титоренко о том, как выстраивается внешний образ персонажей.

По словам режиссёра Алексея Ермилышева, в спектакле время будто стёрто, всё происходит вне времени и пространства. Как костюмы помогают отобразить эту идею?

— Аутентичность костюмов определенной эпохе, соблюдение исторической правды или погружение в другие реалии следует за решением режиссёра в отношении пьесы, которая почти всегда имеет определенный исторический контекст.

«Братья Карамазовы» написаны с эпоху, когда лозунг «Религия есть опиум для народа!» еще не прозвучал, а в воззвании «За Веру, Царя и Отечество!» — Вера еще писалась с заглавной буквы и стояла на первом месте. Это и есть — главное.

Уверена, говоря о неопределенности времени, Алексей имел ввиду, что в спектакле мы не следуем канонам моды, не стараемся детально воспроизвести в костюмах конкретное десятилетие XIX века. Костюмы — это «вольный перевод» эпохи, это обобщённое восприятие того времени с точки зрения современного человека. Конечно, это история русская; это наши страсти, наши страдания.

Надеялась в костюмах не искать историческую достоверность, а выразить свое понимание характеров героев Достоевского, выявить определенные архетипы.

— В спектакле есть актеры, которые исполняют несколько ролей (например, Павел Каныгин — Пётр Перхотин; Пётр Калаганов; Кузьма Самсонов; Лягавый). Выходит, один актёр несколько раз за спектакль меняет образ? Как это проявляется в костюмах?

— Режиссёр хотел, чтобы история развивалась «на глазах» у зрителя, чтобы кинематографический эффект со сменой мест действия и персонажей достигался за счет легкой, почти мгновенной смены образов-костюмов, чтобы образы были «контрастны» для одного актёра: иными словами, чтобы смена костюма актера для зрителя безусловно выражала другой персонаж. У каждого актёра, играющего несколько ролей, определен главный персонаж, от которого «отсчитываются» остальные. Но в основе практически всех костюмов лежат почти монашеские облачения: черные рубашки и брюки-юбки, на которые по мере повествования «набираются» детали.

Какие ещё цвета вы выбирали? В эскизах есть красные а-ля цыганские юбки...

—  Отдельной группой с введением напряженного красного стоят костюмы отца Карамазовых, Грушеньки и девок в Мокром. В сцене гуляний в селе Мокром актрисы раздеты до нижних сорочек, вместо традиционных сарафанов на них огромные в два «солнца» юбки, которые должны «танцевать» вместе с актрисами. Вы правильно, уловили, здесь есть аллюзии на что-то безудержно-цыганское, именно таков градус веселья в этой сцене. Насыщенно декоративны костюмы польских офицеров, но опять же нет на них ни настоящей формы со знаками различия, ни офицерских фуражек только кричащий декор на куртках, да лихие кепи. Не буду спойлерить сюжет для непосвященных, костюм связан с характерами персонажей и отношением в то время к иноземцам.

С чем ещё вы столкнулись в процессе работы над спектаклем?

— В спектакле есть тема «обнажения»; не оголения тела, а снятия покровов. Дмитрия раздевают до исподнего в суде, девки раздеты, потому, что в момент апокалиптического веселья они не люди, а функции; отец Карамазовых под пальто только в белье —так как он так и прожил до конца в младенческом эгоизме, гол под шубой и пьяный купец — осталось от человека одно тело. Можно много комментировать и разъяснять, но судьями все равно станут зрители, только зрители скажут уловили ли они наше послание и в какой степени оно затронуло их душу.

Назад
Другие новостивсе
Ближайшие спектакли
16+

Лирическая драма (камерная сцена\средний формат)
Л. Зорин
Режиссёр —  Александр Дубинин


Продолжительность — 1 час 50 минут (без антракта)


Она — студентка консерватории, будущая известная польская певица, он — простой советский парень. Они влюблены, но не могут быть вместе из-за установленного запрета на браки между гражданами разных стран. Это послевоенная история любви, которая, по словам автора, обречена — «потому что государство сумеет растоптать вас своим паровым катком…» Но спектакль все же не о государственной машине, а о человеческих отношениях. Потому что в первую очередь от нас самих, от нашего выбора, желания и силы воли зависит, какая судьба будет у нашей любви…


ТРЕЙЛЕР


Премьера состоялась 24 мая 2015 года 


Художественный руководитель проекта, сценограф, художник по костюмам — Андрей Тимошенко 
Музыкальное оформление — Леонид Лещёв
Световое оформление — Алексей Расходчиков 
Спектакль ведет  Наталья Афонина

Подробнее
16+
Открытая читка текстов В. Баюклина с артистами Архдрамы
Режиссёр - Андрей Гогунъ

«Это тексты, собранные из постов интересного автора в социальной сети Владимира Баюкина. Мне хочется сделать серию преставлений в формате TED — яркие, живые выступления спикеров, в нашем случае актеров. Будет использована творчество композитора, который никому пока неизвестен, но делает очень интересную музыку. Надеюсь, она станет музыкальным оформлением читки», — поделился замыслом режиссер Андрей Гогун.

Подробнее
+
Открытая читка текстов В. Баюкина с артистами Архдрамы
Режиссёр - Андрей Гогун

«Это тексты, собранные из постов интересного автора в социальной сети Владимира Баюкина. Мне хочется сделать серию преставлений в формате TED — яркие, живые выступления спикеров, в нашем случае актеров. Будет использована творчество композитора, который никому пока неизвестен, но делает очень интересную музыку. Надеюсь, она станет музыкальным оформлением читки», — поделился замыслом режиссер Андрей Гогун.

Подробнее