Версия для слабовидящих
Размер шрифта:
A A A
Цветовая схема:
Ц Ц Ц
Обычная версия сайта

СМИ о нас

"Петербургский театральный журнал": Разрывная нить запутанного лабиринта крови

20.02.23
Источник: https://ptj.spb.ru/blog/arhdrama-makondo/
Автор: Алексей Исаев 

РАЗРЫВАЯ НИТЬ ЗАПУТАННОГО ЛАБИРИНТА КРОВИ

«СТОЛЕТВМАКОНДО». Г. Г. Маркес.
Архангельский театр драмы им. М. В. Ломоносова.
Режиссер и художник Андрей Тимошенко.

А мир говорит: «Как ты можешь быть так спокоен?
Надвигается шторм, который разорвёт
саму суть бытия».
А я говорю: «Мир, ты не понял.
Да, надвигается шторм. Шторм — это я».
БГ

Сколько раз нехитрые сказки о богатом внутреннем мире человека разбивались о рифы его неглубокого ума и мутного сознания, которое порождало невиданных чудовищ из глубин неизведанного разума? Да, человек сложен. И часто, спасаясь от очередных социальных или природных катаклизмов, он замыкается в своей внутренней платоновской пещере, рисуя на стенах огнем души тени вымышленного мира, якобы ждущего его снаружи по прошествии вынужденной самоизоляции. Увы, на этом пути нас всегда ждало разочарование. И ведь сколько подобных миров уже разбилось вдребезги, когда камень открывал вход и позволял солнечным лучам осветить наполненные иллюзиями стены? Миллиарды. Но человек упрям и продолжает вынашивать планы строительства нового Города Солнца, Метрополиса или деревни Макондо, название которой означает дерево с крепким стволом и как нельзя лучше подходит под основание нового рода Буэндиа.


Сцена из спектакля.
Фото — архив театра.

Лично для меня роман «Сто лет одиночества» рассказывает о механизме такого самообмана, о бегстве в себя как способе мнимой защиты, о вырождении человека, лишенного внешних связей, находящегося вдали от судьбоносных событий планеты, незнакомого с техническим прогрессом и многополярным миром, живущим выше космоса и ниже эроса, заточенным в комнате своего экзистенциального одиночества.

Театр такого Маркеса не поставит никогда. Спектакли, созданные по культовому роману, как правило, идут или от текста, который, к ужасу инсценировщиков, у Маркеса крайне скуден на диалоги, и превращаются либо в многословный авторский комментарий, либо в показ этюдов на заданную тему, или от героя — зрителю ведь всегда хочется за чем-то следить и за кого-то переживать. К тому же само режиссерское высказывание часто бывает созвучно какому-либо персонажу или группе героев — они-то и становятся его выразителями. Иные формы, безусловно, возможны, но в случае с Маркесом пока недостижимы. Недавние спектакли это лишь подтверждают. К примеру, в выпускной работе курса Сергея Бызгу «Буэндиа. История одного рода» над историей рода Буэндиа главенствовал Мелькиадес (Артем Кисаков), закручивая сюжет вокруг библейского дерева с привязанным к нему основателем рода, а, например, в спектакле Марии Романовой «MARQUEZ. Сны одиночества», поставленном на сцене Государственного русского театра драмы им. Ф. А. Искандера, на сцене царствовал коллективный герой, состоящий исключительно из женщин Макондо, по большей части произносящих со сцены маркесовский текст.


Сцена из спектакля.
Фото — архив театра.

В Архангельском театре драмы им. М. В. Ломоносова задействованы обе линии: повествование ведется от лица трагического антигероя, ушедшего на бесконечную войну за идеалы, но на самом деле с самим собой, а литературный текст Маркеса сведен к минимуму и превращен посредством этюдного метода в поэтическое свидетельство человеческих страстей, заблуждений и открытий — чаще всего печальных.

Главный режиссер театра Андрей Тимошенко выстраивает свою версию романа, тасуя эпизоды из него как карты в колоде Пилар Тернеры, и рассказывает о ста годах в Макондо с точки зрения стоящего перед расстрелом полковника Аурелиано Буэндиа (Иван Братушев). Словно расчехляя свою память, которая в своем неистовом предсмертном движении проносит перед его внутренним взором историю всего рода, он снимает покрывало с двух больших кусков льда, лежащих на постаменте посреди зала, утопленного по центру помоста-сцены. Зрители сидят на крутящихся стульях, действие происходит вокруг по периметру. Постепенно оно закручивает их в свой пестрый водоворот балагана, словно жителей Макондо, оказавшихся в эпицентре страшного и разрушительного урагана. Так происходит погружение в историю.

Обжигающие воспоминания будут рисовать в памяти полковника все новые и новые подробности той далекой жизни, когда отец впервые взял его с собой посмотреть на лед — с этого эпизода и начнется его рассказ, где каждый персонаж предстанет отдельной характерной краской, чтобы зритель смог надолго запечатлеть его в памяти, словно на том злополучном дагерротипе, с помощью которого основатель рода Буэндиа намеревался доказать существование бога. Это последнее «научное» увлечение Хосе Аркадио-старшего (Дмитрий Беляков), по версии театра, и сведет его в итоге с ума, окунув в леденящий душу мир одиночества. Ему останется лишь играть в карты с убитым им когда-то Пруденсио Агиляром (Александр Зимин) и бродить в стеклянных комнатах своего помутившегося рассудка.

Сцена из спектакля.
Фото — архив театра.

Этим болезненным одиночеством по ходу действия будут заражены все. И Урсула Игуаран (Мария Беднарчик), жена и одновременно двоюродная сестра Хосе Аркадио Буэндиа, настойчиво и по-хозяйски отказывающая тому покидать Макондо в поисках другого места для жизни, чтобы в конце своего земного пути, ослепнув, сожалеть о том, что время испортилось, так и не дав никому из отпрысков той безудержной смелости, которая должна была привести к освобождению их сердца. И Ребека, не вышедшая усилиями своей сводной сестры Амаранты замуж за заезжего танцора Пьетро Креспи (Николай Варенцов), чтобы вследствие внезапно овладевшей ею страсти к Хосе Аркадио Буэндиа-младшему убить последнего на мокрой от вожделения стене-постели; и после того, как красная нить, словно струйка крови, донесет эту новость до Урсулы, — навсегда замкнуться в себе. И Пилар Тернера (Нина Няникова), свободная в выражении своих чувств, нагловатая цыганка, соблазняющая всех, в ком ей почудится тот самый мужчина, с которым ее разлучили в юности, но желанный до сих пор. Одним словом, каждый, кто попадает в орбиту метафизического урагана Макондо, здесь бесконечно одинок.

Но более всех одинок Аурелиано Буэндиа, человек войны, взваливший на свои плечи тяжелый огромный камень собственного тщеславия, беспощадно подминающий под себя других людей. Разговор с самим собой, когда на огромном валуне вдруг проявляется лицо самого полковника — едва ли не центральный эпизод спектакля. А потом Аурелиано Буэндиа совершит устрашающий акт крещения вереницы скелетов, отправляющихся на бессмысленную бойню. Окуная их в чан с кровью, младший сын основателя рода Буэндиа подпишет себе смертный приговор, который в финале спектакля сам же и приведет в исполнение, нарисовав в районе сердца мишень и выстрелив из револьвера в лед — источник его вечных мук.

Сцена из спектакля.
Фото — архив театра.

Спектакль Андрея Тимошенко буквально соткан из поэтических образов, ассоциативно выстроенных в мощный сверхсюжет, повествующий о людях, заключенных в замкнутое кровосмесительное пространство, на корню вымывающее из сердца любовь. Все действие насыщено эффектными сценами, постановочная и эстетическая изобретательность которых рождает сложную художественную партитуру спектакля. Это ведь не просто дайджест по роману Маркеса, это высказывание о поиске в памяти, которой свойственно всегда сглаживать углы и принимать лирический строй, особого кривого зеркала, меняющего реальность до трагически звучащих миражей. Вторит этому и обильный звуковой ряд, сочиненный Элиотом Голденталем для фильма Джули Теймор «Фрида». Но перекличка с Мексикой здесь как раз в тему — известно, что Габриэль Гарсиа Маркес писал свой роман в столице этой страны.

При этом Андрей Тимошенко не пересочиняет роман, он лишь монтажно пересобирает его. Эпизоды маркесовской истории превращены в бесконечный аттракцион страстей и смертей, который, по мнению режиссера, в какой-то момент, видимо, потребовал объяснения. Так появилась довольно длинная экспозиционная сцена, помещенная в середину спектакля. В ней персонажи программно представляются зрителям: «Я — Аурелиано, тот самый первый человек, родившийся в Макондо…», «Я — Пруденсио Агиляр, моя страсть — петушиные бои,.. из-за любви к Урсуле Игуаран я был убит ее мужем Хосе Аркадио копьем в самое сердце» и так далее. Но, откровенно говоря, этот лобовой, выбивающийся из общей стилистики прием ломает поэтический строй спектакля, добавляя к нему ненужный комментарий. В самом деле, зачем проговаривать то, что уже сыграно, закреплено в зрительской памяти, или, например, может быть вообще вынесено в программку? Да и драматургически такой возврат в начало сильно сбивает темп. В этот момент забывается и Аурелиано Буэндиа, и его обжигающий лед памяти. После такой резкой остановки требуется дополнительное зрительское усилие, чтобы заново восстановить одно со спектаклем дыхание.


Сцена из спектакля.
Фото — архив театра.

Ближе к концу этого не лишенного трагического юмора данс-макабра Андрей Тимошенко подводит зрителя к мысли, а не придуман ли Макондо воспаленным мозгом Хосе Аркадио и не привиделся ли он слепой Урсуле перед смертью? Не внутренний ли это свет, идущий от глыбы льда, на обжигающе холодную поверхность которой, как на священное писание, кладет все время руку полковник Аурелиано Буэндиа, словно вычитывая в призрачных кристаллах пророчество Мелькиадеса? Кладет и отдергивает, заставляя зрителя задаться главным вопросом спектакля — а что же происходит с личной внутренней деревней Макондо сидящих в зале людей?

Предложенный театром выбор впечатляет: вырваться из запутанных лабиринтов крови и взлететь тропической бабочкой (каждый раз в спектакле она живая!) к солнцу и жизни, разорвав порочный круг перерождений, или воспринять взмах ее черных крыльев как предвестницу последнего луча света в темном колодце свершившейся жизни? Но каков бы ни был ответ, одно обстоятельство не вызывает сомнений — бесконечно прав был мексиканский писатель Карлос Фуэнтес, писавший издателю о новом романе своего друга Габриэля Гарсиа Маркеса: «Роман содержит множество мистификаций, благодаря которым мертвое прошлое превращается в живое настоящее. И мистификаций, при помощи которых живое настоящее возвращает себе прошлую жизнь». И вдвойне прав Андрей Тимошенко, доносящий эту глубокую мысль почти шестидесятилетней давности до сегодняшнего зрителя. Потому что, кажется, с тех пор мало что изменилось.

Сцена из спектакля.
Фото — архив театра.


Назад
СМИ о насвсе
Ближайшие спектакли
12+
Семейная драма глазами ребёнка (камерная сцена и средний формат)
П. Бабушкина (по рассказу А. Варламова)
Режиссёр - Полина Золотовицкая

Продолжительность - 1 час (без антракта)

Тараканий язык, тараканья песня, тараканий смех, - никто и не думал, что это возможно. А в спектакле это настолько естественно, будто существует в обиходе в реальной жизни.

"Спектакль - интересная возможность поговорить со сцены одновременно и с детьми, и со взрослыми о семейных проблемах. Каждый найдет в этой истории что-то для себя и о себе", - Полина Золотовицкая.

Действие происходит в конце 80-х годов. Страшный дефицит. Перед зрителем предстанет история не очень благополучной семьи, которая живет в панельном доме. В квартире - тараканы, а родители всё время ссорятся. Это достаточно жёсткая история про развод, про нелюбовь в семье, которую наблюдает самый младший член семьи. Отец уходит. Уходит, потому что мечтает о чём-то большем. Не может говорить с ребенком, не хочет находить с ним общий язык, потому что слишком погряз в себе и своих «Тараканах». А ребенок просто хочет диалога и понимания. Не просто так Тараканы, с которыми он разговаривает в своих фантазиях, – это тараканья семья. История написана как детский спектакль. В нём много узнаваемых и забавных вещей. Полет фантазии обеспечен, - ведь Лёша хочет стать писателем, как мечтали многие наряду с грёзами о профессии космонавта, ветеринара, художника... И несмотря на драматичность положения главного героя - мальчика Лёши - постановка не мрачная: вызывает улыбку, смех, умиление. А послевкусие постановки дарит светлое желание заботливей обращаться с близкими.

Ролик от репетиции до премьеры



“Спектакль получился искренний,простой,изящный и внятный. История трогает за сердце, за душу. Побывав на предпоказе, на премьеру я с большим удовольствием сходил ещё раз. Хочу пригласить Полину на работу над новыми постановками”, - главный режиссёр театра Андрей Тимошенко. 

*По мнению экспертного совета «Золотой маски», спектакль стал одним из самых заметных спектаклей сезона 2018-2019 гг. и попал в лонг-лист премии. Участник фестиваля «Детский weekend» (2020 г.)

*Эксперты IX театрального фестиваля «Ваш выход!» присудили исполнителю Папы и Таракана-дяди (засл. арт. РФ Сергей Чуркин) победу в номинации «Лучшая мужская роль второго плана»

СМИ о спектакле:

«Регион 29»: Трое в одиночестве, не считая тараканов: в архангельском драмтеатре показали семейную драму глазами ребёнка

«Правда Севера»: В Архангельском театре драмы – премьера спектакля «Тараканы»

«29.ру»: Поющие тараканы и мечты о «другой жизни»: в архдраме показали историю ребенка на фоне распада семьи 

Журнал «ZVOOK ONLINE»: Архангельский театр драмы привёз в Воронеж «Тараканов»

Агентство городских коммуникаций «Горком 36»:  Архангельский театр разыграл в Воронеже семейную драму глазами ребенка

Рецензия на спектакль Вячеслава Герасимчук

Mask book: интервью с Полиной Золотовицкой

Журнал «Театр»: Взросление как травма: программа «Детский Weekend»-2020 и ее оптика

Информационный портал "Пинежье": В районном центре состоялись спектакли Архангельского театра драмы им. М.В. Ломоносова


Премьера состоялась 28 февраля 2019 г.


Инсценировка, сценография, костюмы, музыкальное оформление - Полина Золотовицкая

Спектакль ведёт Ирина Варенцова



Подробнее
16+
Драма (Основная сцена)
Б. Пастернак
Режиссёр - Андрей Тимошенко

Продолжительность спектакля — 3 часа 20 минут (с антрактом).

Несчастья приходят в наши дома, не спрашивая разрешения, и тогда лопаты вдруг оборачиваются ружьями со штыками, а швейные машинки стрекочут пулеметной очередью. Что происходит в этот момент с человеком? Можно ли обрести счастье и гармонию, когда вокруг тебя всё рушится? Борис Пастернак был уверен, — да, есть место чуду и оно живет в добром сердце человека, и тогда наступает — время живых (#времяживаго — хештег премьеры «Доктор Живаго»).

«Доктор Живаго» - это спектакль по одноименному роману про неидеального героя, который вопреки, а не благодаря эпохальным, трагическим событиям с 1917 по 1922 год сумел стать лучшей версией себя. Поэзия здесь выступает важнейшим действующим лицом, философия условием существования, а место действия — погост...


«В этой грандиозной эпопее отражено много сложных важных исторических этапов нашей страны. Но главное для меня здесь — история про человека — образованного, интеллигентного, одарённого, жившего в непростое время. Почему, оказавшись в этой ситуации, Юрий Живаго не стал выживать любой ценой, как поступило бы большинство? Главный герой достойно прошёл все перипетии и пронёс сквозь боль свою любовь и творческую музу, стал поэтом и философом. Путь и выбор художника, духовный рост — вот, что меня здесь интересует. В спектакле активно используем приёмы игрового театра, которые в 88-м сезоне мы продемонстрировали зрителям в спектакле «Спасти камер-юнкера Пушкина» (когда артист играл по несколько ролей, мастерски перевоплощаясь)», - Андрей Тимошенко.

Этот спектакль в полутонах, миражах, отголосках, образах и блужданиях по глубинам души. Это спектакль для тех, кто ценит и любит русскую литературу и поэзию. Инсценировка написана с сохранением первоисточника, и у зрителя будет возможность насладиться языком и стилем нобелевского лауреата.

«Я попытался сохранить линейный сюжет, насколько это возможно, выбрал самые важные события, без которых нельзя. Так, например, смерть матери, первая встреча с Тоней, свадьба, война, госпиталь, Москва. Есть сцены, которые не являются событийными, но они колоритные, где есть актёру поиграть. Мы начинаем спектакль на погосте и проходит он под знаком смерти. Как говорится, мы все под Богом ходим. При этом главная мысль романа для меня в том, что человек бессмертен. «Смерти нет», - говорит Юрий Живаго. Но только в том случае, если сам человек не подвержен разрушительному началу, тогда он умирает вместе с этим разрушением, оно его поглощает. А человек творческий создаёт и утверждает жизнь. Таков и наш доктор. Он достойно проходит сложный путь, становится поэтом и философом, а его философия жизни кроется в стихах», - Андрей Тимошенко.


*Участник конкурса «Золотой Трезини» в номинации «Лучший реализованный проект театральной декорации» (2022 год)


СМИ о спектакле:

Пресс-служба театра: Андрей Тимошенко: «Главная мысль романа для меня в том, что человек бессмертен»
Пресс-служба театра: Балетмейстерами спектакля «Доктор Живаго» стал хореограф Михайловского театра и её ученица
Пресс-служба театра: #времяживаго - Архдрама открывает 89-й театральный сезон
ИА «Регион 29»: Смерти нет, Юрочка: в архангельском театре драмы вышел «Доктор Живаго»
ИА DVINA29: Архдрама представила спектакль «Доктор Живаго»
ГТРК «Поморье»: Сегодня вечером в Архангельском театре драмы открытие 89 сезона
ИА «Регион 29»: Сейчас в регионе - Время Живаго - время живого
News29.ru: Премьера спектакля «Доктор Живаго» прошла в Архангельске
«БИЗНЕС-КЛАСС Архангельск»: Судьбы скрещенья: премьера «Доктор Живаго» в Архангельском театре драмы
«Правда Севера»: В Архангельском театре драмы открылся новый, 89‑й, сезон
ПТЖ: СЛЕТАЛИСЬ… ПАДАЛИ… ТЕРЯЛИСЬ…
PLUS: Архдрама взяла в союзники поэзию
Пресс-служба театра: «Золотой Трезини»: архангельский «Доктор Живаго» в номинации «Лучший проект театральной декорации»


Премьера состоялась 24 сентября 2021 г.


Инсценировка, сценографияАндрей Тимошенко
Художник по костюмам — Ирина Титоренко
Балетмейстер — Мария Большакова, Екатерина Плешкова
Художник по свету — Ольга Раввич
Хормейстер — Олег Щукин
Спектакль ведёт Юлия Сядей

Подробнее
12+
В рамках проекта «Поле экспериментов»
Самостоятельная работа Михаила Андреева

Автор проекта и художественный руководитель постановки — Андрей Тимошенко

Трагическая история, написанная легким языком. Написанная с юмором. Такая история вдвойне становится страшной. События более, чем столетней давности перекликаются с событиями мира нынешнего.
Спектакль создан по мотивам произведений Исаака Бабеля «Одесские рассказы». Бабеля можно сравнить с Гюго, он тоже певец лачуг и подворотен. Бабелевским «Отверженным» тоже некуда деваться, их жизнь - это преступление! На преступление идут весело, озорно, бесшабашно, очертя голову! Так это делалось в Одессе.

Идея, постановка, исполнение — Михаил Андреев
Звук — Михаил Чабаненко
Свет — Максим Надеев
Видео — Александр Дроздецкий, Евгений Рогульский
Подробнее